Новости »

24.09.2018 – 18:56 | Комментарии к записи В Москву чаще всего переезжают из Питера и Екатеринбурга отключены

Исследователи института социальных изменений «Стрелка» узнали, из каких городов чаще всего переезжают в Москву. Лидером рейтинга оказался Санкт-Петербург, на втором месте — Екатеринбург.
Из Екатеринбурга в столицу переехали 40 295 человек. Для сравнения, из Петербурга переехали …

Читать полностью »
Home » Авторская колонка, Новости

Фанатики в центре Екатеринбурга баловались со взрывчаткой. После этого прогремел взрыв. А Следственному комитету наплевать?

Добавлено на 13.05.2018 – 18:07

Расследование показало, что штурмовики, захватившие на несколько часов заминированную телебашню в Екатеринбурге, вмешивались в электрическую цепь подрвыа – это как минимум. А как максимум, могли подложить что-то от себя.

 

Причиной, подтолкнувшей меня к этому небольшому по объему, но важному по результатам расследованию стала нервозность одного из пользователей портала e1.ru. Гражданин, как мне показалось, очень не хотел, чтобы, в связи с непонятным взрывом, прозвучавшим утром в субботу, 12 мая, вспоминали историю боевиков, бравших штурмом телебашню в Екатеринбурге.

 

Мне показалось странным такое поведение и я заинтересовался этим взрывом глубже, тем более, что гражданин почему-то требовал, чтобы я написал об этом инциденте. Результат поверг меня в шок и породил вопросы Следственному комитету Свердловской области, которому я и направил этот материал после публикации.

 

Итак, напомню, что практически все крупные информационные агентства и СМИ России, и даже СМИ за рубежом, написали о том, что в Екатеринбурге, около 8 часов утра в субботу, при разборе обломков телебашни прогремел взрыв. У одного автомобиля, припаркованного неподалеку, камнем выбило лобовое стекло, еще несколько пострадали в меньшей степени.

Представители ООО “Ледовая арена” сказали журналистам, что убытки владельцам пострадавшего имущества будут возмещены. На этом, собственно, информативная часть завершалась.

 

Зная, что оборот взрывчатых веществ, а также подрыв здания в центре города – это жестко регламентируемые и лицензируемые виды деятельности, я понимал, что ООО “Ледовая арена” не могло самостоятельно взрывать башню.

И действительно, из открытых источников следовало, что взрывала лицензированная организация – “Р.В.С.”.

 

Но, наверняка, перед тем, как начать разбор завалов на месте обрушившейся башни, должны были составить акт, суть которого: “Проверено, мин нет”, — рассудил я.

 

И как журналист я задал вопрос ООО “Ледовая арена”: “А вы составили акт о том, что место разбора завалов безопасно, перед тем, как начать разбирать завалы”?

 

И тут выяснилось, что разбирает завалы не “Ледовая арена”, а та же компания “Р.В.С.”, что взрывала башню.

 

НО “Р.В.С.”, насколько мне известно – организация с безупречной профессиональной репутацией, которой она дорожит. И уж точно ей меньше всех хочется саму себя подорвать при разборе завалов.

 

Но, тем не менее, взрыв был.

 

И тогда я подумал – а не было ли в башне третьей силы, которая, теоретически, могла бы вмешаться в размещение взрывателей, или что-то подложить от себя?

О том, что такая сила была, известно всем: это “боёвка”, штурмовавшая телебашню накануне подрыва.

 

Штурмовики подробно рассказывали, как группой лиц, по предварительному сговору, заранее распределив роли, они штурмовали башню, преодолевая сопротивление охраны, и даже брали с собой солидол, чтобы срывались вниз сотрудники МЧС или полиции, которые попытаются снять их из заминированного объекта.

 

 

Силовой захват заминированной телебашни, описываемый участниками в терминах «штурм», однако, не вызвал у Следственного комитета Свердловской области желания возбудить уголовное дело и выяснить, кто стоит за этими штурмовиками, какие цели они преследовали, действительно ли планировали создать обстоятельства, чтобы покалечились или погибли спасатели, и так далее.

 

Те же штурмовики рассказали, то провели в башне несколько часов.

 

Я спросил у представителей “Ледовой арены”: “Скажите, а вы уверены, что штурмовики за те несколько часов, что провели в башне, не пытались вмешаться в схему ее минирования”?

 

Ответ меня поверг в шок. Оказалось, что штурмовики вмешивались в эти цепи, пытаясь, по-видимому, разминировать башню: они перерезали провода.

 

Я запросил фотографии и получил их.

 

Перерезанные штурмовиками провода цепи подрыва в телебашне Екатеринбурга. Фото ООО «Ледовая арена»

 

Перерезанные штурмовиками провода цепи подрыва в телебашне Екатеринбурга. Фото ООО «Ледовая арена»

 

Более того, существует счет от «Р.В.С.» к «Ледовой арене» на сумму более 200 тыс. руб. – за простой, в связи с проникновением этих штурмовиков и восстановление этих цепей.

 

Выходит, в центре Екатеринбурга группа фанатиков, «повёрнутых» на «спасении башни», с которой они прыгают вниз много лет, производила манипуляции с цепями подрыва в заминированной башне? А если бы башня в результате рванула?
Фанатикам, понятно дело, наплевать – они готовы сорваться вниз и погибнуть и при обычных подъемах на башню, как то неоднократно происходило в их тусовке. Но почему риск должны нести остальные горожане?

 

И тогда у меня появился вопрос: «А могли ли фанатики, которые пошли на такое количество противоправных действий, что-то переместить, или подложить взрывчатку от себя»?

 

Теоретически, вполне могли. Делали они это или нет – может установить только расследование в рамках уголовного дела, которое определит, кто какие паны вынашивал на этапе подготовки штурма, кто и как принимал решения вмешиваться в цепи подрыва и так далее.

 

Тем более, что одна из ключевых ролей принадлежала в этой истории прапорщику Росгвардии, который много лет состоит в тусовке любителей проникновения на башню, и активно участвовал в подготовке штурма.

 

Прапорщик Росгвардии, состоящий в тусовке, постоянно посещавшей телебашню и прыгавшую с нее. Как рассказали его приятели, он активно участвовал в подготовке штурма башни и даже предлагал, как они говорят, повесить над Екатеринбургом флаг со свастикой

 

Правда прапорщик этот – музыкант. Но, в то же время, это военный музыкант, он вхож на военные объекты и имеет знакомых среди тех, кто побывал в горячих точках, например. Разумеется, нельзя бездоказательно обвинять людей в преступлениях, но версия, изложенная мной, внутренне непротиворечива, и проверить ее можно в рамках уголовного дела, а не гражданскими средствами, доступными журналисту. Если она не подтвердится — прекрасно. А если подтвердится?

Или, к примеру, есть в жизни такой нюанс: студенты-экономисты в УрФУ проходят подготовку на Военной кафедре как саперы. Был ли кто-то из штурмовиков обучен обращению со взрывчаткой? Имел ли доступ к ней? Подкладывал ли взрывчатку в башню? Перемещал ли заряды, уже заложенные там? Это также не прояснишь достоверно гражданскими средствами.

Или же эти “игры” с цепями подрыва – в чистом виде поступки дилетантов, ставившие под угрозу жизни мирных граждан, которые, к счастью, обошлись без жертв?

Но что же рвануло в субботу?

Полагаю, что только уголовное дело позволяет в полном объеме получить доступ к биллингам, переписке участников этих событий. Только в рамках уголовного дела можно провести допросы и очные ставки.

И полагаю, что уголовное дело необходимо возбудить и расследовать все обстоятельства подготовки и проведения штурма телебашни, а также установить, кто из штурмовиков какие конкретно манипуляции в заминированной башне проводил. И есть ли причинно-следственная связь между действиями штурмовиков, пребывавших несколько часов в башне, и субботним взрывом в центре Екатеринбурга.

Прошу Следственный комитет Свердловской области считать этот материал официальным заявлением.

 

Текст: Евгений Ющук

Публикации рубрики «Авторская колонка» выражают личную точку зрения их авторов.