Новости »

24.03.2019 – 23:59 | Комментарии к записи Федор Конюхов пережил 12-балльный шторм на весельной лодке отключены

Путешественник Федор Конюхов попал в сильнейший 12-балльный шторм недалеко от мыса Горн (Чили). Высота волн достигала 8 метров, а их скорость была 90 км/ч. Организатор экспедиции Оскар Конюхов сравнил удары таких волн по лодке с …

Читать полностью »
Home » Интервью, Новости

Необычная профессия: адвокат и частный детектив одновременно

Добавлено на 13.03.2017 – 14:49

Между частными детективами и адвокатами нередко есть стена взаимного недопонимания, а то и неприязни. Однако очевидно, что каждая специальность потому и существует, что располагает инструментами и возможностями, которых нет у других специальностей. Вопрос в том, насколько каждый специалист умеет правильно пользоваться инструментарием «смежников», подходящим в конкретной ситуации. Но, в таком случае, должны быть специалисты, которые одновременно являются и детективами, и адвокатами?

И они в России действительно есть.

О том, за решением каких проблем к адвокату-детективу обращаются современные коммерсанты, и как ему в работе помогает прошлая служба в органах внутренних дел, Интермонитор попросил рассказать первого в России адвоката-детектива Валерия Вечканова.

 

Интермонитор: С чего началась Ваша карьера?

 

Валерий Вечканов: Первый юридический опыт я получил, работая в органах внутренних дел. Несколько лет я занимал там руководящие должности, пока весной 2002 не отправился в свободное плавание. С этого момента я стал активно работать в сфере российского бизнеса. В основном, это были нефтяные и топливные компании, включая строительство соответствующих объектов, например, АЗС в Тюменской области.

 

Интермонитор: Почему при таком удачном старте в коммерции Вы обратили взор не на детективную, а на адвокатскую деятельность?

Валерий Вечканов: В первую очередь, статус адвоката дает доступ к дополнительному административному ресурсу. Зачастую, разбирая проблему очередного доверителя, сталкиваешься с такими мудреными схемами, включая мошеннические, что обычному корпоративному юристу просто не хватит рычагов, чтобы их распутать. Например, адвокату предоставлено право направлять официальные запросы в различные органы и организации, на которые те обязаны отвечать. Письма юристов, не обладающих адвокатским статусом, не возымеют такого действия, как, в прочем, и запросы частных детективов.

 

Интермонитор: Выбор себя оправдал?

 

Валерий Вечканов: Разумеется, и в плане профессионального роста, и географии. После начала адвокатской деятельности в 2004 году в Омске, в 2008 году я продолжил работать в Москве. В качестве адвоката я получил много разных клиентов. Сейчас, как и раньше, большую часть из них составляют крупные компании. В основном, защита их интересов сводится к корпоративным спорам, как между собственниками бизнеса, так и с участием третьих лиц, медиативным (внесудебным) процедурам, сопровождению полного цикла процедуры банкротства.

 

Интермонитор: И все-таки детективом Вы стали. Что побудило Вас к этому?

 

Валерий Вечканов: К сожалению, не все бизнесмены предпочитают работать честно. Состояние многих из них — не плод упорного труда, а итог мошеннических схем и действий. И совсем не обязательно угрожать своему партнеру по бизнесу оружием. Достаточно составить «правильный» договор, и через некоторое время у партнера не останется средств, он будет на грани банкротства и потери бизнеса. Обращения в правоохранительные органы в таких случаях не дают результата. Раз проблемы возникли в рамках гражданско-правовых отношений, вам предлагают обратиться с иском в суд. Тут-то и нужен детектив, чтобы провести собственное расследование, выявить все незаконные схемы, найти имущество, приобретенное за счет присвоенных денежных средств, доказательства противоправных действий, перевязать все это ленточкой и передать в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

 

Интермонитор: И часто такое случается?

 

Валерий Вечканов: Да. Случаи довольно распространенные. Например, недавно закончилась работа по одному из таких дел. Мой доверитель заключил договор с посредником, поставил ему товар, а денег не получил. Посредник ссылался на то, что ему его покупатель деньги не перечислил. В результате денег нет, товар вернуть нельзя, так как он уже реализован, а конечный покупатель находится на стадии банкротства. Кредиторов много, и тем призрачнее возможность вернуть свое. Мы стали выявлять любые движения денежных средств мошенниками. В результате проведенного расследования стало известно о нескольких объектах недвижимости, приобретенных за счет неправомерно присвоенных денег, в т.ч. оформленных на подставных лиц (родственников, друзей). Доказательства были собраны и переданы в правоохранительные органы. В результате все виновные были привлечены к уголовной ответственности. А в рамках гражданского процесса недвижимость была реализована, а доверитель получил свои деньги обратно.

 

Интермонитор: Можете привести пример случая, когда в одном деле одинаково важны и статус адвоката, а статус детектива?

 

Валерий Вечканов: Двойной статус очень помогает во взаимоотношениях с силовыми структурами. Правоохранители часто выступают в роли орудия воздействия на кредиторов. Например, один предприниматель должен деньги другому. Вместо того, чтобы вернуть долг, тем или иным способом он инициирует массовые проверки своего недавнего партнера. В этом случае процессуальные вопросы остаются за адвокатом, а сбор доказательств — за детективом.

 

Еще одним распространенным нарушением со стороны правоохранительных органов является вмешательство в личную жизнь граждан. Например, в рамках расследования преступления необходимо установить наблюдение за человеком или прослушивание его переговоров. По закону для таких действий необходимо судебное решение. То есть, следственные органы должны суду доказать, что данные меры — единственно возможные в данном конкретном случае. Бывает, что следствие предпочитает обойти правила и занимается самоуправством. Тогда снова в дело вступает детектив, чтобы выявить слежку и наличие подслушивающих устройств. А затем адвокат привлекает к ответственности виновных.

 

Интермонитор: А самостоятельно определить, что за тобой следят можно?

 

Валерий Вечканов: Человеку, не обладающему соответствующими навыками, сделать это весьма сложно. Можно, конечно, прислушиваться к щелчкам в телефонной трубке или пытаться отыскать в толпе людей тех, кто проявляет к вашей персоне особое внимание, но это не всегда удается. Лучше сразу привлечь профессионала. У него и навыков больше, и спецсредства в арсенале есть.

 

Интермонитор: А как узнать, что имеешь дело с профессионалом? При обращении, например, к юристу, как не нарваться на мошенника?

 

Валерий Вечканов: В ряде случаев верным шагом будет обратиться не просто к юристу, а к адвокату. В частности, когда предстоит серьезная работа с запросами в различные органы и организации. Или когда в деле фигурируют представители силовых ведомств. Помимо тех возможностей, которыми обладают адвокаты в силу своего статуса, их деятельность контролируется. Шаг вправо или влево от допустимого поведения, и адвокат может не только лишиться этого самого статуса, но и быть привлеченным к иным видам ответственности.

 

Интермонитор: Если все так серьезно, не является ли нарушением совмещение работы адвоката и детектива?

 

Валерий Вечканов: Если все делать в рамках закона, никаких нарушений не будет. Закон содержит ограниченный перечень тех видов деятельности, которыми адвокат заниматься не может. Детективная к ним не относится. А четкое соблюдение границ между функционалом не только не доставит проблем, но и выгодно выделит адвоката в числе прочих.

 

Интермонитор: Оценивая уже набравшийся опыт в работе адвоката-детектива, скажите, с какими вопросами обращаются чаще?

 

Валерий Вечканов: По бизнесу, конечно. В первую очередь, для решения вопросов с недобросовестными контрагентами, в т.ч. теми, кто пытается уйти от своих обязательств путем мнимого банкротства. В этом случае начинаем изучать всю представленную должником документацию, договоры, бухгалтерскую и налоговую отчетность. Выявляем дружественные сделки, отслеживаем выведенные активы, находим имущество, принадлежащее как потенциальному банкроту, так и оформленное на третьих лиц (родственников, друзей, подельников).

 

Бывает, что проверка требуется внутри компании. В этом случае проверяем сотрудников и управленцев на предмет благонадежности, возможной утечки через них секретов фирмы, мелкого и крупного хищения и т.д. Результаты проверки предоставляются работодателю, а в некоторых случаях — в органы внутренних дел для последующего привлечения соответствующего работника к ответственности.

 

Многие проявляют осмотрительность при заключении серьезных сделок и просят отследить кредитную или судебную историю потенциальных партнеров, а также проверить их на предмет платежеспособности, наличия у них активов, признаков фирм-однодневок, есть ли у них связи в криминальном мире или ведутся ли в отношении них оперативные мероприятия.

 

Интермонитор: А с частными лицами Вы работаете?

 

Валерий Вечканов: Работа с гражданами имеет свои особенности. Адвокат может защищать их интересы с таким же успехом, как интересы предпринимателей. В плане детективной деятельности сложнее. Для того, чтобы предпринять некоторые действия в отношении гражданина, у меня должно быть его согласие на это, что, как понимаете, не всегда представляется возможным. Хотя, в моей практике был случай, когда оба супруга дали мне согласие на проведение в отношении них определенного рода мероприятий.

 

Бывает, что занимаемся розыском имущества недобросовестного должника-гражданина. Есть такая категория заемщиков, которые набирают кредиты, не планируя их возвращать. Если раньше их аппетиты сдерживал страх перед коллекторами, которые порой угрожали не только здоровью, но и жизни должника и членов его семьи. То сейчас возврат долгов все чаще осуществляется через суд и судебных приставов. Последние, в свою очередь, не слишком активны в поиске имущества должника. Вот и приходится оказывать посильную помощь кредиторам.

 

Интермонитор: Есть мнение, что, кроме «корочки», статус детектива своему обладателю ничего не дает. Как Вам удается использовать то, что есть, с пользой?

 

Валерий Вечканов: Возможности детективов, действительно, сильно ограничены Законом о частной детективной деятельности. Но вкупе с деятельностью адвоката и теми возможностями, которые дает этот статус, есть реальная возможность использовать главный функционал детектива — ведение расследования в рамках заключенного с клиентом договора. Не последнюю роль в этом сыграл и опыт работы в правоохранительных органах.

 

Интермонитор: А есть поручения, от которых Вы, как детектив, отказываетесь?

 

Валерий Вечканов: Я не роюсь в грязном белье. Поясню. Бывают случаи, когда ко мне за помощью обращается один из супругов, подозревающий, что его половина скрывает от него часть имущества, приобретенного в период брака, и просит выяснить правда ли это. Это обычная практика, и человек таким образом пытается защитить то, что ему принадлежит по праву. А случается, что ненасытные жены состоятельных людей, которые много лет как сыр в масле катались, в преддверье развода решили урвать не только то, что можно, но и что нельзя. Бывало, просили компромат нарыть на супруга, чтобы фирму присвоить или недвижимость дорогую. Вот за такие дела я не берусь.

 

Иллюстрация: Валерий Вечканов, фото из личного архива.

Интервью провел Евгений Ющук
Прямая трансляция новостей — vk_intermonitor

Tags: ,