- Новости

Почему мы считаем, что директор заповедника «Денежкин камень» запуталась в объяснениях своего бездействия и не соответствует занимаемой должности? Показываем её сегодняшнее письмо

Итак, сегодня мы получили ответ на запрос о том, как в заповеднике «Денежкин камень» Анна Квашнина развивает экологический (познавательный) туризм, который требует развивать, на основе государственно-частного партнёрства Президент России, который считается приоритетом у Минприроды, который активно развивается в других заповедниках и национальных парках, и который еще два года назад принес в казну более миллиарда рублей.

 

По официальной информации замминистра Минприроды Мурада Керимова, еще два года назад заповедники и Национальные парки зарабатывали в сумме миллиард рублей на экологическом туризме и сопутствующих ему сервисах. Скриншот РИА Новости https://ria.ru/20180219/1514903383.html

 

 

На наш взгляд, Анна Квашнина занимается саботажем этого приоритетного для Российской Федерации направления работы.

Напомним, что, согласно Толковому словарю Ожегова: «Саботаж — это преднамеренное расстройство или срыв работы при соблюдении видимости её выполнения, а также вообще скрытое противодействие исполнению, осуществлению чего-н».

 

Мы постараемся обосновать это мнение, сформировавшееся по итогу полутора лет внимательного наблюдения за работой (или, во многом, на наш взгляд, имитацией работы) Квашниной на посту директора заповедника «Денежкин камень».

 

Итак, сначала взгляните на письмо, которое прислала Квашнина в адрес нашей редакции, по вопросам, информацию по которым мы у нее запросили:

 

Письмо Анны Квашниной в адрес Интермонитора о ситуации с внебюджетным поступлением средств в ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень»

 

 

Давайте, рассмотрим этот документ, на предмет внутренних противоречий, соответствия его Федеральному закону, документов контролирующих органов, а также успешной практики российских заповедников и национальны парков .

 

 

 

Пункт 1 письма Квашниной: В 2019 году ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень» не получал внебюджетного финансирования»

 

Во-первых, это само по себе очень показательно на фоне миллиардных суммарных заработков других, точно таких же ФГБУ на особых охраняемых природных территориях.

Именно такое бездействие и порождает вывод, что в «Денежкином камне» собрались, по-видимому, лодыри и бездельники. И/или не умеющие работать в современных условия люди.

 

Дело в том, что Закон о государственно-частном партнерству принят еще в 2015 году. У Квашниной было около 5 лет на то, чтобы работать в рамках этого закона. Что и делали те, кто успешен (на самом деле, они и ранее делали, но после принятия данного закона ситуация стала значительно проще).

 

Но Квашнина не стала себя утруждать, ей комфортно на бюджетном финансировании. То, что она ни себе и своим сотрудникам не может дополнительную зарплату заработать, ни регион развивать – её, по-видимому, не волнует.

 

Федеральный закон о Государственно-частном партнерстве был принят в 2015 году. Скриншот из системы «Консультант»

 

 

Во-вторых, это заявление Квашниной, по-видимому, говорит о том, что в кассу или на счет ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень» денежных средств за посещение заповедника посторонними, в рамках познавательного (экологического) туризма не поступало.

 

Напомним, что Федеральный закон говорит, что посещение посторонними территории заповедника возможно только в рамках познавательного туризма, причем за это должна взиматься плата:

 

Федеральный закон позволяет посещать территорию заповедников посторонним лицам, с целью познавательного (экологического туризма), но обязывает взимать с таких экотуристов плату

 

 

Пункт 2 письма Квашниной – о том, что:

 

—  НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПОВЕДНИКА есть 2 маршрута, на которых разрешен познавательный туризм

Отлично! Это соответствует Закону

 

— Сотрудники заповедника контролируют эти посещения

Тоже прекрасно, так закон и велит поступать.

 

— Других маршрутов нет и не предусмотрено (в том числе и государственным зданием)

Тут весьма спорно, как минимум, потому что Квашнина, на наш взгляд, имеет все полномочия для того, чтобы инициировать расширение количества маршрутов, обосновав допустимую рекреационную нагрузку на них. И уж тем более вряд ли уместно, обсуждая внебюджетное финансирование, говорить о государственном задании, которое обычно оплачивается из бюджета.

Но, тем не менее, примем к сведению: два маршрута есть и более Квашнина, похоже, не намерена делать в принципе.

 

Пункт 3 письма Квашниной. За 2019 год на этих двух маршрутах побывало 13 (тринадцать) человек, все – граждане России

 

А вот это уже интересно.

 

И не только впечатляет сама цифра – аж 13 человек на два маршрута. На фоне заповедников, где счет идет на тысячи посетителей, цифра, конечно, вызывает грустную улыбку.

И это еще никто не разбирался, что там за посетители и почему Квашнина, которая вместе со своим пиарщиком обожает, на фоне своей размеренной «работы» каждый, как говорится, «чих» распиарить по-максимуму, вдруг обошлась без этого пиара.

 

Не менее интересна финансовая сторона. Давайте вспомним, что Федеральный закон требует взимать плату с посторонних, посетивших заповедник с целью познавательного туризма. А госпожа Квашнина написала, что внебюджетного финансирования Федеральное государственное бюджетное учреждение, возглавляемое ею, не получало.

 

Квашнина нарушила Федеральный закон – не взяв плату с посторонних? Или, быть может, попыталась заниматься очковтирательством, записав в экотуристы не-посторонних?

 

Нам это непонятно. И, учитывая, что Анна Евгеньевна склонна обманывать, а также нередко пытается всячески затягивать ответы на вопросы, либо отвечать на часть заданных вопросов, мы обратимся за разъяснениями уже не к ней, а тем, кто уполномочен в этих вопросах разбираться.

 

Потому что, если это были все же посторонние и они не заплатили – то государство, вероятно, могло понести материальный ущерб. Надо эту ситуацию прояснять, раз уж сама госпожа Квашнина не сочла нужным это сразу сделать, тогда как знать требования Федерального закона – ее обязанность.

 

Вот, с чем есть ясность – так это с тем, что Квашнина не только не давала рекламу, но и сообщила на сайте вверенного ей госучреждания, что вообще вся территория заповедника , включая реки, закрыта для посещения: «Территория заповедника «Денежкин Камень» закрыта для посещения туристами. Этот запрет распространяется на всю территорию заповедника, в том числе на бывший посёлок Сольва, на акваторию реки Сосьва в границах заповедника, а не только на гору Денежкин Камень».

 

 

Скан с Главной страницы сайта ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень». На Главной странице сайта ФГБУ прямо сказано, что ВСЯ территория заповедника (включая реки на этой территории) закрыта для посещений. Технически сайт заповедника утроен так, что этот блок присутствует на всех страницах сайта. Кроме того, отдельным письмом Анна Квашнина сообщила, что так было практически всегда

 

Вопросов к тому, что за 13 человек оказались у Квашниной «экотуристами», почему бесплатно и как они вообще проникли на территорию, несмотря на запрет, вывешенный прямо на сайте – непонятно.

 

Есть, конечно, у Квашниной опыт пускать в заповедник друзей, но подобные, я бы сказал, пикники, называть экотуризмом, развивающим экономику региона и страны, наверное, даже в самом лояльном к Квашниной обществе было бы перебором.

 

Пример того, как Анна Квашнина разрешает своим личным друзьям заходить на территорию заповедника. Скан из Инстаграма Сергея Стукова (г. Березовский — 500 км от заповедника). Квашнина и Стуков дружат настолько, что последний может явиться к не в гости и глубокой ночью. Сам Стуков пытался объявить это журналистским приёмом однако публикаций о этом в его СМИ не нашли, что породило гипотезу о прикрытии посещения заповедника внешне правдоподобной выдумкой

 

Пункт 4 письма Квашниной в целом понятен: на сайте заповедника есть карты окрестностей и можно позвонить, и узнать про маршруты.

 

Правда непонятно, зачем узнавать про маршруты на территории заповедника, когда на каждой странице заповедника прямо вверху написано, что вся территория заповедника закрыта для посещения.

Ну есть на закрытой территории маршруты – и что с того? Если дверь снабжена табличкой: «Закрыто», —  что её дергать?

 

 

Пункт 5 письма Квашниной – очередное отрицание ею того, что так называемая «экошкола» должна быть соответствующим образом оформлена и обеспечивать безопасность детей.

 

Судя по этому заявлению, биолог Квашнина решила, видимо, поучать профильное Министерство образования, а заодно и Прокуратуру, как надо трактовать «экошколу».

 

Потому что, напомним, детей размещали в помещениях заповедника (это заявляла лично Квашнина) – где вряд ли кто-либо, кроме ФГБУ «Государственный заповедник Денежкин камень» в принципе может обеспечить безопасность.
Вероятно, Квашнина невнимательно прочитала документы Минобразования и Прокуратуры, адресованные ей.

 

Либо, возможно, просто обманывает. Потому что, по неизвестной пока причине, после Предостережения Прокуратуры Квашнина не оформила «экошколу» (мы так поняли из ее сегодняшнего письма), но и проводить ее перестала.

 

 

Впрочем, если Анна Евгеньевна решит попытать счастья в трактовке законов наперегонки с прокурором и Минобразования и проведет-таки «экошколу», без оформления документов, которые ей официально сказали оформить – мы с интересом посмотрим на результат этой «юридической олимпиады».

 

Вот, по совокупности мощного потока познавательных туристов, аж из 13 человек, отсутствия рекламы экотуризма в «Денежкином камне», отсутствия государственно-частного партнерства, предписанного Президентом, и сравнения нулевого внебюджетного финансирования Квашниной с реальными успехами точно таких же ФГБУ, мы и сделали вывод о несоответствии Квашниной занимаемой должности в современных условиях.

Возможно, Анна Евгеньевна прекрасный советский руководитель заповедника, отлично умеющий осваивать бюджет. Может быть.
Но сегодня Анна Квашнина, на наш взгляд, абсолютно несостоятельна как руководитель ООПТ.

 

Причем Квашниной готов был оказать помощь Губернатор Свердловской области, предлагая поставить руководителем «Денежкиного камня» руководителя Оренбургского заповедника, объединённого с другими ООПТ Урала в «Великий уральский путь.

 

 

Губернатор Свердловской области отмечал, что Квашнина не справляется с развитием экологического туризма в «Денежкином камне». Однако туристический кластер важен для региона — и Губернатор предлагал помочь Квашниной, сняв с неё обязанности по развитию экотуризма, которые предлагал возложить на очень успешного руководителя — Рафилю Бакирову из Оренбурга. Помощь была отвергнута Квашниной, но развития экотуризма, как не было, так и нет

 

 

 

Квашнина приложила массу усилий к тому, чтобы сохранить свою зарплату директора.

Но выводов не сделала никаких, и экотуризм после этого развивать реально не начала. Тот саботаж, который она пытается выдавать за развитие экотуризма только подчеркивает, на наш взгляд, это.

Напомним, что Анна Квашнина в СМИ «Наше слово» давно высказала намерение противодействовать туризму всеми силами – что, похоже, исполняет по настоящее время:

 

Анна Квашнина и не скрывала, что намерена противодействовать развитию туризма. Скан газеты «Наше слово», г. Североуральск

 

 

Непонятна также позиция Академика РАН Александра Чибилёва, который, похоже, абсолютно не вникая в реалии «работы» Квашниной, просто встал на ее сторону, с мессаджем, который обобщенно можно сформулировать так: «Ах, отстаньте от заповедников, гуляйте где-нибудь, и может быть, всё само рассосется».
Это абсолютно не государственный подход.

Впрочем, академик РАН Чибилёв получил награду за свою работу, но, в то же время,  его идеи в духе «а давайте не будем развивать экотуризм в заповедниках, а будем где-нибудь» явно не являются руководством к действию для Президента и Министра природных ресурсов.

Вероятно, это означает, что мнение уважаемого академика авторитетно в отношении флоры и фауны степей (Чибилёв – основатель степного заповедника и Института Степи), но в вопросах экотуризма непосредственно в ООПТ авторитетным, видимо, не считается.

Тем не менее, на наш взгляд, поддержка своих друзей и просто добрых знакомых хороша в бытовых мелочах, но никак не в вопросах, которые касаются развития экономики региона и страны – тем более, в условиях международных санкций.

 

Когда мы уже заканчивали писать этот материал, в социальной сети Фейсбук вышел пост журналиста уральского интернет-издания Екатерины Турдакиной, с рассказом о развитии экологического туризма в Висимском заповеднике.

 

Скриншот из Facebook уральского журналиста Екатерины Турдакиной

 

 

У Висимского заповедника тот же Урал, что и у «Денежкиного камня». Это такое же ФГБУ. Тот же Министр природных ресурсов. И тот же Президент.
А результат сильно отличается о «Денежкиного камня». Вероятно, дело и правда в несостоятельности Анны Квашниной как руководителя ООПТ в современных условиях?

 

Ну а в Североуральске тем временем формируется общественное движение за преобразование «Денежкиного камня» из заповедника в Национальный парк.

 

Скан газеты «Про Североуральск», г. Североуральск

 

 

Жители Североуральска не согласны и дальше терпеть, что получающая из Москвы зарплату Квашнина выступает тормозом в развитии города. Из Североуральска уезжают люди, потому что там нет работы.
А Квашнина мешает развивать туристический кластер, имеющий серьезный потенциал — не только внутрироссийский, но и экспортный.

 

Выбор формата Национального парка объясняется тем, что в нем четко прописаны зоны полностью заповедной природы, экологического (познавательного) туризма. Меньше возможностей, как саботировать развитие экотуризма, так и злоупотреблять им.

Практика перевода в статус Национально парка заповедников, в которые всё равно нелегально идут туристы, в России есть.
А в «Денежкином камне» уже сейчас выделены по факту две зоны – одна посещается людьми нелегально, и у Квашниной нет сил и средств этому воспрепятствовать, а вторая и так полностью заповедная (потому что, нет смысла туда ходить).
Причем всё это подтвердила лично Квашнина.

 

Вот и считают люди, что надо Национальный парк легализовать – с всеми вытекающими из этого плюсами (включая появление средств на эффективную охрану природы).

 

Автор: Евгений Ющук