Новости »

13.12.2018 – 08:42 | Комментарии к записи Спрос на смартфоны с большими экранами вырос в разы отключены

В России в 10 раз чаще стали покупать смартфоны с большими экранами, сообщает «Ъ» со ссылкой на источник.
Так, с января по октябрь 2018 г. в России продано покупателям 6,2 млн смартфонов с диагональю 5,6 дюйма …

Читать полностью »
Home » Авторская колонка, Новости

«Покатушки» с мужем за государственный счет и обман журналистов: самобытные развлечения федеральной чиновницы в уральском заповеднике вскрыли то, о чем не принято говорить вслух

Добавлено на 15.10.2018 – 00:20

Авторская колонка Евгения Ющука

 

Специалисты всех разведок мира стремятся загрузить государственные органы противника дезинформацией. Цель таких действий понятна: на основании искаженной информации даже самый гениальный управленец примет ошибочное решение.

Тем более страшно, когда государственные чиновники начинают искажать информацию в личных корыстных целях. Система в таком случае оказывается атакованной изнутри, и защититься от подобной атаки крайне тяжело.

Журналистское расследование, которое мы начинаем этим материалом, было инициировано после того, как мы увидели явные расхождения между публичной активностью чиновницы – руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения – и проверяемыми фактами.

 

Советские отвалы и некорректные проекты: о чем рассказали на пресс-конференции со специалистами по горному делу

 

Если говорить точнее, то журналист Интермонитора посетил пресс-конференцию, на которой директор ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Квашнина, представитель Российского НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов (ФГБУ РосНИИВХ) Александр Николаевич Попов и Директор по горному производству УГМК Григорий Рудой обсуждали проблемы загрязнения рек на севере Урала.

 

Госпожа Квашнина на пресс-конференции кивала головой, соглашаясь с мнением специалистов ФГБУ РосНИИВХ и УГМК о причинах проблем и способах из устранения.

 

 

Причиной загрязнения рек специалисты сочли в основном старые советские отвалы горных предприятий, которых за 60 лет скопилось очень большое количество (счет идет на сотни). У брошенных выработок нет системы отведения вод, многие сделаны вообще с серьезными нарушениями (по современным меркам).

В результате осадки просачиваются через отвал, вступают в реакцию с породой, обогащаются солями и металлами, становятся кислыми и потом уходят в реки. Эти стоки подотвальных вод были особенно значительными в 2017 году, когда произошел беспрецедентно большой паводок, крупнейший за последние 60 лет.

 

На эти застарелые проблемы наслаивается и современное производство. Современные предприятия работаю по проектам, которые утверждены для них внешними организациями и эти проекты также небезупречны, по мнению специалистов. Причем предприятие не может отклониться от проекта, и поэтому только внесение изменений в проект может позволить исправить заложенные там недочеты.

 

Таким образом, государство столкнулось с серьезной проблемой: надо исправлять не только и даже не столько ошибки современных проектов, сколько рекультивировать советское наследие 60-летнего объема. Эти работы возложены на структуры, которые ведут разработки месторождений сегодня. Счет там на миллиарды, и на конференции прозвучало, что УГМК потратит только за ближайший год 400 миллионов на исправление ситуации, которая создана в основном не ей.

Все это было логично и понятно, специалисты ситуацию объяснили, пути выхода из нее обозначили, причем не только теоретически.

 

Более того, госпожа Квашнина там же заявила, что Государственный заповедник «Денежкин камень», который она возглавляет, не пострадал (получается, даже после того самого беспрецедентного паводка).

 

 

Однако спустя всего полдня после этого мероприятия, госпожа Квашнина вдруг стала заявлять в социальных сетях практически противоположные позиции. Как говорят в Интернете, «переобулась в воздухе».

 

Что интересно, госпожа Квашнина активно уходила от темы наличия алюминия в пробах воды из загрязненных рек. Это показалось нам странным, потому что такое поведение нехарактерно для государственных чиновников, чем они и отличаются от большинства «белоленточных» активистов.

 

 

Но совсем странные вещи начались, когда Анна Квашнина устроила, как мы считаем, провокацию с забором проб воды из рек. Это мероприятие, честно говоря, вызвало аналогию с допинговым скандалом.

Тут уже не «звоночек», а практически тревожная сирена зазвучала – и мы стали разбираться, что же происходит на самом деле.

 

 

Провокация с забором проб

 

Проанализировав ситуацию с попыткой забора проб из рек, мы задали Анне Квашниной следующие вопросы:

 

Запрос информации от СМИ

«Государственный природный заповедник «Денежкин Камень»

Квашниной Анне Евгеньевне

Уважаемая Анна Евгеньевна,

Насколько мы можем судить по информации из открытых источников, 11.10.2018 г. в оплаченное налогоплательщиками рабочее время, на оплаченном налогоплательщиками автомобильном транспорте, сотрудники ФГБУ, возглавляемого Вами, Константин Возьмитель и Роберт Карапетян принимали участие в мероприятиях по забору проб воды в окрестностях заповедника «Денежкин камень».

На видеозаписи, которую мы просмотрели, из Ваших объяснений не следует явная необходимость отвлекать этих сотрудников от работы.

Ваши дальнейшие действия, судя по информации СМИ, очень напоминают провокацию, возможно, с целью фальсификации проб воды. Мы искренне надеемся, что это не так, но тем не менее хотелось бы полностью исключить такую вероятность.

В связи с этим, просим предоставить следующую информацию:

1. Действительно ли Константин Возьмитель и Роберт Карапетян являются сотрудниками ФГБУ, возглавляемого Вами? Если да – на каких должностях они работают?

2. Правда ли, что Вы состоите в браке с Константином Возьмителем, находящимся в Вашем подчинении?

3. Правда ли, что Константин Возьмитель и Роберт Карапетян ехали в кузове грузовика, где в этот момент находились пробы, сделанные сотрудниками Росприроднадзора?

4. Как могло случиться, что Вы, будучи опытным государственным чиновником, руководителем ФГБУ, и зная, что у Вас спорная ситуация с предприятием «Святогор», допустили, что машина с сотрудниками «Святогора» отстала, а затем не приняли мер к тому, чтобы сотрудники «Святогора» были на месте взятия проб?

5. Вы отдавали себе отчет в том, что без подписи представителей «Святогора» в протоколе забора проб и контроля за тем, как пробы доставляются в лабораторию, протокол может быть признан недействительным, и тогда все средства, потраченные государством на Ваш дневной вояж по лесу, окажутся потраченными впустую?

6. Прошу прислать Положение о ФГБУ, возглавляемом Вами, а также должностные инструкции Константина Возьмителя и Роберта Карапетяна, либо указать ссылки на сайт Вашего ФГБУ, где они находятся. Самостоятельно эти документы мы не смогли найти.

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09

www.intermonitor.ru

 

На момент публикации данного материала, мы не получили ответов от госпожи Квашниной, но обязательно расскажем о них, если они все же появятся.

 

Ну,а пока расскажем, почему у нас появились именно эти вопросы.

 

11.10.2018 года специалисты Росприроднадзора решили силами государственной аккредитованной лаборатории ЦЛАТИ взять забор воды. Как положено в таких случаях, забор проб делается в точках, отстоящих друг от друга на значительном расстоянии (порядка 10-15 км).

 

Специалисты Росприроднадзора уведомили об этом предприятие «Святогор» (это структура УГМК), согласовав, что приедут на машине с водителем, и с ними будет представитель заповедника «Денежкин камень».

 

Уведомление нужно для того, чтобы был согласован пропуск и выделено сопровождение, т.к. на территории «Святогора» происходят мощные взрывы и ездит огромная техника, имеющая крайне незначительный обзор с места водителя – что создает реальную опасность для людей. Поэтому и пропускной режим, и сопровождение.

 

Причем Анна Квашнина совершенно точно была осведомлена о таком порядке проезда, т.к. уже неоднократно возмущалась этим обстоятельством в СМИ, у себя в Фейсбуке, а также на совещании в прокуратуре.

 

Важно отметить, что никто не мешал госпоже Квашниной инициировать проезд нескольких человек, но в установленном порядке. Хотя по логике, наличие представителя Росприроднадзора, ЦЛАТИ, заповедника и «Святогора» — минимально достаточный состав участников, позволяющий взять пробы корректно и доставить их в лабораторию.

 

Однако непосредственно перед въездом на территорию «Святогора», Анна Квашнина вдруг оказалась с целой свитой, в которой находились её муж и одновременно сотрудник ФГУП, возглавляемого ей – Константин Возьмитель, пресс-секретарь ФГУП Роберт Карапетян и журналист одного из изданий г. Краснотурьинска.

 

Поскольку эти дополнительные люди в списках отсутствовали, их не могли впустить на территорию «Святогора», что по мнению всех участников, кроме стороны госпожи Квашниной, никак не препятствовало честному и прозрачному забору проб воды государственными структурами, уполномоченными на такие исследования.

 

Однако Анна Квашнина, которая, напомним, является государственным чиновником, приехавшим к шлагбауму «Святогора» в рабочее время и на оплаченном налогоплательщиками транспорте, вдруг отказалась вообще ехать на территорию «Святогора» и заявила, что поедет через территорию заповедника к другим двум точкам, и никак иначе.

 

Как это происходило – как Квашнину уговаривали взять пробы в присутствии представителей «Святогора» и заповедника, а она придумывала варианты отказаться это делать, можно увидеть на видеозаписи, сделанной УГМК:


На видео:
В сине-голубой одежде — представители Росприроднадзора и ЦЛАТИ.
В зеленой куртке с бляхой на груди — чиновница Анна Квашнина, руководитель ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень».
В серо-красном — эколог «Святогора».
Мужчина с бородой — Константин Возьмитель.
Мужчина с камерой, на которой установлен мохнатый микрофон — Роберт Карапетян.
Представители росприроднадзора и «Святогора» уговаривают Анну Квашнину ехать делать пробы воды с участием всех заинтересованных сторон.
В итоге Квашнина ищет предлоги отказаться — и отказывается. Квашнина предлагает поехать одному представителю Святогора на ее грузовике, в кузове которого как позже выяснится, ехал ее муж Константин Возьмитель — вместе с пробами воды. В итоге представители «Святогора» едут на своей машине за Квашниной, та отрывается в лесу за счет преимущества в скорости грузовика перед джипом — и пробы берутся без «Святогора», по импровизированному сценарию. Что делает их, по сути бесполезными.

 

В конце концов, вероятно, чтобы не терять день полностью впустую, участники мероприятия согласились поехать через заповедник на две другие точки.

 

Это было, как следует из видеозаписи, импровизацией Квашниной, но и на это ей дали согласие.

 

В присутствии представителей Росприроднадзора и ЦЛАТИ Анна Квашнина сказала, что машина «Тойота Ленд Крузер» с представителями УГМК может следовать за автомобилем «Егерь», на котором приехала Квашнина. Квашнина заверила, что водитель ее «Егеря» будет контролировать, чтобы «Крузер» не отстал.

 

Это разумная мера предосторожности, т.к. клиренс «Крузера» в полтора раза меньше, чем у «Егеря» и ехать по кочкам без риска пробить картер, или повредить глушитель, подвеску, либо пороги, он может лишь за счет боле низкой скорости.

 

На деле же, Квашнина попросту оторвалась от «Крузера» в лесу, используя преимущество в скорости.

 

Никаких мер для того, чтобы обеспечить присутствие представителей «Святогора», федеральной чиновницей Квашниной принято не было.

 

Затем госпожа Квашнина попыталась дать в СМИ информацию о том, что якобы «Святогор» не пустил работников Росприроднадзора делать анализ воды, а потом и сознательно оторвался от машины Квашниной.

Почему Квашнина дала «Крузеру» оторваться, она не поясняла.

 

Однако не все средства массовой информации выдали версию Квашниной, не проверив ее. В результате в социальных сетях Квашнина посетовала на это и попыталась снова продвинуть свою версию происходящего:

 

 

Пиарщик Квашниной Роберт Карапетян также постарался распространить версию, совпадающую с идеями своей начальницы:

 

 

Однако версия госпожи Квашниной о неком “грязевом следе”, по которому “Крузер” якобы мог легко установить маршрут “Егеря” опровергается видеозаписью экипажа этого самого “Крузера”, который, доехав до развилки, попросту не мог понять, куда поехала машина чиновницы. И никакого “грязевого следа” там нет.

 

Причем даже “Ленд Крузер” проехал по дороге, которую, по увереним Квашниной в Фейсбуке, значительно более проходимый полноприводный грузовик “Егерь” мог преодолеть, почему-то, только с её мужем, а без её мужа, выходит, не мог…

 

 

Зато есть вопрос: если Анна Квашнина заявляла, что путь будет проходить через заповедник («со стороны заповедника» — говорила она), значит, получается, что  она впустила, либо намеревалась впустить в заповедник посторонний автомобиль без сопровождения и позволила ему бесконтрольно кататься в поисках оторвавшегося на лесной дороге “Егеря”?

Но если так, то как это стыкуется с заявлениями Квашниной в СМИ о том, что в заповедник на машинах ездить вообще нельзя, потому что там есть тонкий растительный слой, который можно повредить?

 

Как Квашнина вообще могла бросить людей посреди леса? Как она могла отправиться делать пробы, зная, что их без присутствия заинтересованной стороны, попросту признают ничтожными? А если бы работников “Святогора” покалечил дикий зверь, или если бы они случайно они повредили флору, или фауну заповедника? Что это за такое безответственное поведение чиновницы, задачи которой — охрана природы в заповеднике?

 

Но и это еще не все чудеса.

 

Сделав забор проб неизвестно где и в отсутствие представителей «Святогора», Квашнина на «Егере» стала возвращаться и наконец встретила «Ленд Крузер», брошенный ею в лесу.

 

И тут вдруг оказалось, что представители Росприроднадзора и ЦЛАТИ ехали в кабине (и это правильно, т.к. там женщины и негоже их в кузов сажать), а в кузове, где были пробы, ехал сотрудник и одновременно муж Квашниной Возьмитель! Не по этой ли причине Анна Квашнина так настаивала на его необходимости в этом вояже?

 

 

При этом на видеозаписи, сделанной журналистами агентства «Скрытая камера», находившимися вместе с Квашниной при заборе проб воды, видно, что пробы воды упакованы в ёмкости, доступ в которые возможен. Именно рядом с ними в кузове бесконтрольно находился супруг Анны Квашниной Константин Возьмитель, что и породило, в комплексе с прочими странностями поведения чиновницы, опасения в возможности коррекции взятых проб.

 

Ёмкости, в которых транспортировались пробы воды, перевозились в присутствии Константина Возьмителя и, в принципе, были доступны для вмешательства во время транспортировки

 

Таким образом, внутренне непротиворечивой оказывается версия, что Анна Квашнина в рабочее время, оплаченное налогоплательщиками, по сути, совершила увеселительную прогулку в компании своего супруга (также работающего в возглавляемом ею ФГУП) и еще одного сотрудника, да на автомобиле с водителем, также оплаченных за счет государства.

 

Почему я считаю, что это было увеселительной прогулкой?

А потому, что практически полезного для государства смысла не было – поскольку то, как из-за действий чиновницы Квашниной брались пробы, делает это априори бессмысленным занятием.

Было , на мой взгляд, либо желание чиновницы покрасоваться перед видеокамерой и предстать в образе непримиримого борца за экологию (т.е., провокация), либо еще хуже – возможно, была попытка подмены проб.

 

Причем, что немаловажно, одно из уральских изданий процитировало слова Квашниной со всё той же пресс-конференции, где Анна Квашнина, по сути, лично сказала, что вся ее экологическая активность за пределами заповедника «Денежкин камень» — частная инициатива, ставящая ее в один ряд с многочисленными экологами-общественниками.

И, по сути, получается, что ее активность в данном случае — удовлетворение ее личного любопытства:

 

 

Только непонятно, почему в таком случае частное лицо Квашнина вне пределов заповедника, в котором, с ее же слов, всё в порядке с экологией,  удовлетворяет свое бытовое общечеловеческое любопытство за государственный счет, в рабочее время на служебном транспорте, со служебным водителем, и с бляхой государственного инспектора на груди?

 

 

При этом самим заповедником госпожа Квашнина занимается не сказать, что очень хорошо – судя по информации с сайта Росприроднадзора. Что, наверное, неудивительно, если тратить рабочее время на посторонние вопросы вне заповедника.

 

На голубом фоне — скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень», которым руководит Анна Квашнина. Там написано, чем должна заниматься в рабочее время госпожа Квашнина. Остальная информация — из системы Контур.Фокус, в ней показано, как на самом деле Анна Квашнина выполняла свою работу

 

Для того, чтобы как-то прояснить эту ситуацию, мы и задали чиновнице Квашниной вопросы, на которые пока не получили ответов.

 

 

О чем молчит чиновница Анна Квашнина и может ли это замалчивание важных фактов быть коррупционно мотивированым?

 

Мы со всей серьезностью отнеслись к информации, озвученной на пресс-конференции, о том, что на севере Урала есть сотни заброшенных карьеров еще советских выработок, которые и могут давать проникновение металлов в реки, особенно при паводке.

 

Поэтому, мы попросили съемочную группу посмотреть наличие таких карьеров вблизи реки Ивдель, с которой и начался скандал об экологических проблема севера Урала.

Местные жители без проблем показали насколько таких объектов.

 

 

И тут открылись очень интересные нюансы, которые и заставили усомниться в чистоте помыслов госпожи Квашниной, а также задуматься над тем, не являются ли ее действия коррупционно мотивированными.

 

ВАЖНО! Совершенно разные люди, наблюдающие за поведением госпожи Квашниной по экологической тематике рек севера Урала, отмечают одну и ту же странность: Квашнина крайне болезненно относится к теме о наличии в загрязненных реках алюминия. Причем это настолько явно просматривается, что, по слухам, даже прокурор на совещании ей на это указывал.

 

И, пожалуй, есть версия, которая возможно, объясняет причины такой избирательности Квашниной. Я покажу, какая это версия и как мы к ней пришли.

 

Итак, съемочная группа, оказавшись неподалеку от Ивделя, запросила у местных сведения о заброшенных карьерах и оказалась вот в этом районе (карьеры обозначены овалами, река и город Ивдель — стрелками)

 

 

Это то же место в другом масштабе, чтобы все могли увидеть, где находится возглавляемое Анной Квашниной Федеральное государственное бюджетное учреждение (показано стрелкой слева-внизу).

Для местных жителей это практически шаговая доступность, по меркам данной местности, но людям, живущим вдали от тех мест, так будет понятнее:

 

 

Итак, вот несколько объектов, снятых пару дней назад съемочной группой, и сведенных нами в один ролик для удобства просмотра:

 

 

Причем это, по уверениям горных специалистов, судя по породе, не бокситовые отвалы, содержащие алюминий, а железные или медные.

 

Так вот, мы заинтересовались – а где же относительно этих заброшенных выработок находится УГМК, которую Анна Квашнина последовательно и целенаправленно объявляет единственным виновником загрязнения рек?

 

Оказалось, что довольно далеко. Мы спросили в УГМК, когда они там работали – в месте этих отвалов. Оказалось, что никогда не работали, это советское наследие.

 

Тогда мы задались вопросом – а не работает ли около этих старых выработок, которые, по-видимому, и стали одной из главных причин скандала 2017 года с изменившим цвет притоком Ивделя, какая-то другая организаия?

 

И тут оказалось… что работает. Очень крупная. Структура Олега Дерипаски – СУБР (Североуральский бокситовый рудник)!

 

Вот так на карте приблизительно выглядит расположение меторождений, на которых работают УГМК и СУБР, относительно этих заснятых нами отвалов (повторюсь, одних из многих сотен подобных):

 

 

А теперь еще раз вспомним, что чиновница Анна Квашнина систематически «мочит» УГМК, но отказывается даже обсуждать алюминий в загрязненных реках, хотя этот вопрос поднимался многократно, и в том числе на вышеупомянутой пресс-конференции.

А поднимался он потому, что алюминием УГМК вообще не занимается, зато им занимаются структуры РУСАЛа и в частности СУБР.

 

Тут интересно, что СУБР занимается и бокситами (алюминием), и медью, тогда как УГМК – медью и железом, но не алюминием.

 

Это легко увидеть в многочисленных каталогах:

 

 

 

По-моему, мы имеем ситуацию, очень напоминающую классическое «переключение внимания на сторонний объект», по определению пиарщиков.

 

А учитывая, что УГМК на все той же пресс-конференции рассказала, что только в текущем году вложит в восстановление водного баланса на месторождениях и на их хвостохранилищах около 400 миллионов рублей, а исправление 60-летних советских «косяков» — история на много лет и много миллиардов рублей, перевод стрелок с СУБРа может оказаться для последнего еще и весьма рентабельным.

 

А где просматривается вероятность рентабельности на миллиарды – там, в представлении общества, любая странная активность чиновников обычно играет яркими красками с коррупционным оттенком.

Если эта догадка верна, то может сложиться пазл, в котором окажется, что некто (как вариант, руководитель СУБРа) «поднанял» на каких-то условиях чиновницу Квашнину, которая стала замалчивать роль заброшенных отвалов в экологической катастрофе севера Урала, как вообще так и тех, что распложены вблизи угодий СУБРа.
Стрелки перевела на УГМК и начала участие в пиар-шоу с провокациями, причем за пределами вверенного ей Заповедника, но при этом в рабочее время и за государственный счет.

 

Если это действительно так, то может получиться довольно громкий конфуз, потому что Олег Дерипаска как-то до сих пор в публичных конфликтах с Искандером Махмудовым и Андреем Козицыным замечен не был.
И, пожалуй, за такие фокусы может «прилететь» и руководителю СУБРа, и исполнителю его затей Квашниной.
Если, повторимся, это реально так.

 

А, чтобы выяснить, что же это такое происходит, откуда у чиновницы Квашниной такая странная избирательность, мы и задали ей вопросы, сопроводив теми же фото и видеоматериалами, что приведены здесь:

 

Запрос информации от СМИ

Директору Федерального государственного бюджетного учреждения
«Государственный природный заповедник «Денежкин Камень»
Квашниной Анне Евгеньевне

Уважаемая Анна Евгеньевна,

Из открытых источников следует вывод что проблема загрязнения рек Севера Урала резко обострилась в публичном поле в 2017 году, когда после крупнейшего за 60 лет паводка произошло явно видимое загрязнение реки Тальтия — притока Ивделя. Река изменила цвет, общественность и жители закономерно стали бить тревогу — и были в этом совершенно правы.

Тогда же сделали впервые анализы и зафиксировали большое превышение по разным металлам в том числе по меди, железу и алюминию.

Судя по нашим наблюдением за публичным полем, тогда же Вы решили «оседлать» эту тему.

Думаю, что Вы прекрасно понимаете, с чем связаны вопросы, которые я задам ниже, однако я должен их задать.

Потому что, во-первых, мне хотелось бы услышать Ваши ответы (если Вы найдете в себе силы их дать).

Во-вторых, не только мне, но и общественности, и журналистам, которых Вы, по моему мнению, умышленно, систематически и последовательно пытались вводить в заблуждение, будет полезно посмотреть на Ваши ответы, либо на их отсутствие.
Ну и, конечно, узнать о том, что Вы замалчиваете.

Прошу ответить на следующие вопросы:

1. Известно ли Вам наличие этих объектов вблизи реки Ивдель и города Ивдель?

2. Известно ли Вам, что таких объектов в районе Севера Урала, севернее заповедника «Денежкин камень» сотни?

3. Понимаете ли Вы, как человек, претендующий называться экологом и пытающийся полемизировать со специалистами горного дела с высоты своего диплома биолога, что это за объекты?

4. Понимаете ли Вы, как человек, претендующий называться экологом и пытающийся полемизировать со специалистами горного дела с высоты своего диплома биолога, как эти и подобные им объекты могут влиять на содержание металлов в реках и почему?

5. Известно ли Вам, какое предприятие находится поблизости от этих конкретных объектов?

6. Почему Вы молчите обо всем этом?

Поскольку Ваша «группа поддержки» избрала вариант публичного обсуждения наших запросов, я облегчу Вам и им задачу, и сразу размещаю запрос в паблике.

Надеюсь все же услышать ответы, хотя и предполагаю, что они Вам дадутся нелегко.

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09

www.intermonitor.ru

 

Ответов от чиновницы Квашниной мы пока также не получили. Если они будут – обязательно с ними ознакомим наших читателей.

 

Таким образом, изучение странной активности чиновницы Квашниной вскрыло настолько масштабные проблемы, что ими несомненно требуется заняться очень тщательно.

 

Тут, по моему мнению, просматривается и слишком вольное использование государственных средств чиновницей, и, признаки вероятного злоупотребления должностными возможностями, и введение общественности, а также журналистов в заблуждение.

 

И – пожалуй, самое главное – я склонен усматривать в этих систематических, целенаправленных, последовательных действиях чиновницы Квашниной дезинформацию ею руководства страны о реальных причинах экологических проблем на севере Урала.

 

Такая дезинформация со стороны руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения, от которой ждут профессиональных и честны выводов, я считаю, является антигосударственным поступком.

И, как минимум, подобные дезинформирующие руководство действия не соответствует целям, с которыми чиновники поставлены на свои посты.

Потому что, дезинформация такого рода приводит, как правило, к неправильным управленческим решениям и ситуация остается неисправленной.

 

Мы будем следить за развитием событий, исследовать новые материалы и документы и знакомить наших читателей с ними, по мере этого исследования.

 

Евгений Ющук

Tags: , , , , , ,