Новости »

18.12.2017 – 15:08 | Комментарии к записи «Мы считаем, что Патрушева выводит наши деньги!», — пайщики ЖСК «Патруши» недовольны договором Марии Патрушевой на 150 тыс. в месяц отключены

На Интернет-портале е1 пользователи обсуждают Договор, выложенный неизвестным лицом.
Согласно тексту этого документа, скандально известная председатель ЖСК «Патруши» Мария Патрушева якобы заключила договор на юридическое обслуживание с одним из юристов, данные которого совпадают с данными реального …

Читать полностью »
Home » Новости

«Пролежень» на теле Полевской больницы стоил женщине жизни. Расследование Интермонитора

Добавлено на 01.08.2017 – 00:15

Член Общественной палаты Свердловской области, топовый блогер Сергей Колясников, известный в Сети под ником Zergulio, рассказал о дикой истории, случившейся в марте 2017 года в городе Полевском Свердловской области.

Как следует из документов, опубликованных Колясниковым, и пояснений к ним, врач Степан Кисляков, работающий заведующим терапевтическим отделением Центральной городской больницы города Полевского, отказался осмотреть больную Римму Лупынину, поступившую 8 марта по «Скорой помощи». В итоге, состояние больной резко ухудшилось и 12 марта она ушла из жизни.

Комиссия, проведенная в ЦГБ, а затем и в Минздраве Свердловской области, пришла к выводу, что со стороны Степана Кислякова имеет место неоказание помощи пациенту, а между ухудшением состояния здоровья Риммы Лупыниной, завершившимся ее гибелью, и неоказанием ей помощи Кисляковым есть причинно-следственная связь.

Дальнейшее поведение Кислякова имеет признаки возможных попыток замести следы и иными способами избежать уголовной ответственности за содеянное.

Как считают наблюдатели, такая ситуация стала принципиально возможна из-за того, что супруга Степана Кислякова, экс-депутат Любовь Кислякова (заведующая отделением кардиологии в том же корпусе и считающая себя «серым кардиналом» ЦГБ) пытается оказывать активное сопротивление внедрению современных методов лечения в Полевской ЦГБ. На внедрении современных методов лечения настаивает (и не только настаивает, но и внедряет) новый Главный врач Полевской ЦГБ Сергей Алферов.

Любовь Кислякова, бывшая депутат Полевской муниципальной Думы, была замечена в систематических информационных атаках на главврачей, в ряду которых Алферов — лишь очередной объект приложения усилий. Главное отличие истории с Алферовым — совсем уж явное участие Кисляковой.
Как особый цинизм воспринимается использование Кисляковой, в качестве ударной силы информационных атак, пенсионерок, приближенных к ней, на основе приоритета в медицинском обслуживании и личных симпатий.

Цель Кисляковой, которая, на наш взгляд, явно просматривается — сохранение статус-кво, когда ей не нужно осваивать лично и внедрять в практику принципиально новые для полевской больницы, более современные методы лечения, но при этом сохраняется возможность получать заработную плату ей и ее мужу в полном объеме.

На руку семейной паре играет отдаленное расположение корпусов, в которых они ведут свою деятельность.

По сути, на наш взгляд, произошла попытка захвата фактической административной власти в «Южном анклаве» Полевской ЦГБ и уклонение от контроля со стороны вышестоящих руководителей, основанная на эксплуатации объективно существующей боязни главных врачей и чиновников Минздрава любых скандалов с участием пенсионеров. Даже, если эти скандалы основаны на фейках, фантазиях или откровенной клевете.

В результате сложилась ситуация значительной степени неподконтрольности действий Кисляковых Главному врачу ЦГБ, что и привело к вопиющей распущенности Степана Кислякова на работе, а в итоге стоило жизни пожилой женщине Римме Лупыниной, вся вина которой, по сути, заключалась в том, что она не входила в число приближенных к чете Кисляковых пенсионеров.

О том, как мы пришли к этим выводам, как работал (а точнее, отказался работать) дежурный врач Степан Кисляков, как погибла Римма Лупынина — читайте подробно в нашем материале.

Что представляет собой Полевская центральная городская больница (ЦГБ)?

Когда-то существовали два города неподалеку друг от друга – Полевской и Северский. Потом их объединили в один Полевской.

После этого объединения больница Северского стала частью Центральной городской больницы Полевского. Но географически это отдельная территория, в семнадцати километрах от основной части больницы. По традиции ее называют Южной территорией.

В Южной территории больница – это прежде всего, отдельное 5-этажное здание.

В нем и разыгралась трагедия, о которой идет речь дальше.

Два этажа этого здания занимают приемный покой и детская поликлиника, еще один этаж – неврология.

Два оставшихся этажа, т.е. две трети площадей стационарных отделений – кардиология и терапия.

 

Южная территория Полевской ЦГБ. Фото с сайта Сергея Колясникова http://zergulio.livejournal.com/5149149.html

 

 

Кардиологическое и терапевтическое отделения, т.е. основная часть стационара Южной территории находится под контролем «семейного подряда» — четы Кисляковых.

 

Что известно о Кисляковых?

Пенсионерка, бывшая депутат полевской Думы Любовь Кислякова возглавляет кардиологию, а ее муж Степан Кисляков – терапию.

Степан Кисляков пока не на пенсии, т.к. мужчины выходят на пенсию позже женщин.

Любовь Кислякова и Степан Кисляков. Фото с сайта Сергея Колясникова http://zergulio.livejournal.com/5149149.html

 

В самом Полевском (т.е. на «Северной территории») расположена основная территория ЦГБ, она представляет собой целый Медгородок, где есть огромная многоэтажная поликлиника, хирургия, женская консультация и некоторые другие подразделения.

Основная («Северная») территория Полевской ЦГБ. Фото с сайта Сергея Колясникова http://zergulio.livejournal.com/5149149.html

 

«Скорая помощь» также относится к Полевской ЦГБ, это ее структурное подразделение.

 

Трагическая смерть женщины. Обстановка на месте трагедии

Трагедия, результатом которой стала смерть 74-летней Риммы Кузьминичны Лупыниной, началась 8 марта 2017 года и развивалась вплоть до 12 марта.

8 марта в Южном корпусе, в котором находятся кардиология, терапия и неврология, по случаю праздника, дежурил один врач – заведующий терапией Степан Кисляков, муж Любови Кисляковой.

Для понимания последующих событий, надо отметить, что пенсионерка Любовь Кислякова считает себя «серым кардиналом» больницы, т.к., по оценке персонала больницы и жителей Полевского регулярно занимается «сносом» главных врачей. Сторонники Кисляковой эту активность Кисляковой, впрочем, отрицают, но ее оппоненты говорят, что Кислякова хотела видеть главным врачом своего человека и пыталась осуществить эти кадровые перестановки, правда не так откровенно, как сейчас.

В процессе перманентной борьбы против главврачей (нынешний – уже третий по счету), Любовь Кислякова делает ставку на позиционирование себя как опытного профессионала. Особенно любим ею термин «стажист» применительно к себе и своему мужу, под которым Кислякова имеет в виду длительный стаж работы.

В то же время, более молодые врачи скептически оценивают набор методов лечения, которыми владеет врач Кислякова. Как они поясняют, Кислякова, с формальной точки зрения, регулярно проходит учебы и, наверное, в каком-то смысле оттачивает мастерство, только вот, по их мнению, мастерство это устаревшее, как его ни оттачивай.

В медицине сильно выражен прогресс, существуют современные методы лечения, в том числе высокотехнологичные – как, например, стентирование в той же кардиологии. И полевская больница почти по всем параметрам готова к внедрению этих методов, что позволяет лечить больных быстрее и эффективнее. «Почти» — потому что, Кисляковы, как полагают более молодые доктора, не имеют желания эти методы осваивать и внедрять.

Более того, скептики не исключают, что Любовь Кислякова как заведующая отделением, возможно, практикует приписки, порой подменяя реальную работу мастерством оформления документации.

В частности, скептики обращают внимание, что порядка 95% пациентов в отделении Кисляковой – поступившие в неотложном порядке. В то же время, с их слов, в праздники отделение заполнено чуть больше, чем на половину – что, по их мнению странно, т.к. настоящее неотложное состояние не разбирает, когда будни, а когда праздники.

Как говорят очевидцы, уже много лет на попытки главных врачей проверить, как на самом деле обстоят дела на «Южной территории», Кислякова реагирует эмоциональными взрывами и начинает науськивать пенсионерок на главврачей. В различные инстанции летят потоки жалоб в духе «Спасите, помогите, наша врач Кислякова такая хорошая, мы ее любим, ее обижают, только благодаря ей мы живы».

Взамен пенсионерки, по мнению источников, получают возможность лечь в стационар к Кисляковым, «прокапаться» и подкопить денег, т.к. в стационаре кормят, и потом еще льготу по коммунальным платежам можно получить. Ну и просто уважение проявляют, раз положили, что для пожилых людей особенно важно.

“Пенсионерок Кисляковой” даже упрекнуть за это нельзя, они пытаются облегчить свою жизнь, как могут.

Но результатом такой ситуации, как видится, стала полная расслабленность мужа Любови Кисляковой Степана Кислякова и пренебрежение им служебными обязанностями и врачебным долгом.

 

Трагическая смерть женщины. Кульминация и страшная развязка

Итак, 8 марта “Скорая” в Полевском получила вызов. 74-летняя Римма Лупынина, которой за полгода до этого в Екатеринбурге сделали операцию на клапане сердца, жаловалась на боль в грудной клетке, одышку и отек всего тела (так называемая анасарка).

Вызов был немедленно передан бригаде “Скорой помощи”, в которой работали фельдшеры Козинец и Кадырова. Через 8 минут бригада была у пациентки на адресе, где провела 45 минут, за которые выяснила жалобы, осмотрела больную, внутривенно вколола Фуросемид, сняла кардиограмму, попыталась облегчить дыхание пациентки.

По истечении 45 минут состояние больной было оценено средней тяжести и было принято решение госпитализировать ее.

Через 25 минут бригада доставила больную в “Южную территорию», в приемное отделение.

Дежурный фельдшер Котельникова встретила бригаду и сделала запись о поступлении этой больной в приемное отделение, после чего позвала дежурного врача Степана Кислякова осмотреть больную и принять решение о ее дальнейшей судьбе.

Кисляков отказался ее осматривать. Он также отказался расписываться в карте у бригады “Скорой”, а затем совсем ушел из приемного отделения.

“Скорая” подождала 20 минут, у нее были другие вызовы и она уехала, оставив в приемном покое больную, сопровождавших ее родственников и фельдшера Котельникову, шокированную поведением врача Кислякова, но не имеющую способов заставить его осмотреть больную.

 

Ольга Николаевна, дочь Риммы Лупыниной:

“Ребята на “Скорой” – молодой человек и девушка — были очень внимательные, работали грамотно. Оказали маме помощь, и повезли ее в стационар. Ей не разрешили не только ходить, но даже лежать, поэтому,  вместе с соседями, мы ее прямо на стуле отнесли в карету скорой помощи. В приемном отделении ее пересадили в кресло-каталку.

Врач Кисляков принимал другую больную, мы ждали в “предбаннике”. Мы разговаривали с мамой – что, вот, освободится врач и нас примет. Мы ждали довольно долго – минут сорок. Потом ту женщину на каталке вывезли и положили в отделение.

А потом этот вот Кисляков (я тогда еще не знала, что это он) выходит, мимо меня проходит и уходит. Я думала – может, он отошел и вернется, а может быть, там другой врач есть.

Мы продолжали сидеть, ждать. И тут выходит фельдшер приемного покоя и говорит: “Сегодня мы принимаем только экстренных больных, поэтом вас мы сегодня не примем”.

Я спросила – а вы считаете, что мы не экстренные, если нас “Скорая” привезла? Я тогда еще не знала, что он отказался расписываться “Скорой” о нашем приеме.

А фельдшер говорит: “Врач сказал, что вы сами виноваты, что довели до такого состояния, не лечитесь. Поэтому вас сегодня принимать не будут”.

Я спросила, откуда врач знает, что мы не лечимся (потому что, это была неправда, т.к. мы неукоснительно выполняли все рекомендации по лечению, а его я вообще впервые видела)? Я возмутилась и потребовала пригласить мне этого врача. Потребовала, чтобы он маму осмотрел, или сам сказал мне, что осматривать ее не будет.

Фельдшер стала звонить Кислякову, но он не брал трубку. Потом она еще перезванивала и наконец дозвонилась до него.

И в результате она мне сказала: “Врач отказался спускаться вниз, он вас не будет даже осматривать”.

 

Родственники больной в итоге увезли ее домой на своем автомобиле, потому что сидеть в приемном покое было бессмысленно.

Состояние больной ухудшалось и вечером 12 марта родственники снова вызвали ей “Скорую”.

Приехала та же самая бригада, которая обнаружила, что состояние больной резко ухудшилось, одышка сменилась удушьем, отеки очень усилились.

Оценив состояние как тяжелое и требующее немедленной госпитализации, фельдшеры Козинец и Кадырова оказали первую помощь и, пробыв на адресе 10 минут, не тратя времени, срочно повезли больную в стационар. В карету «Скорой помощи» Римму Кузьминичну несли на носилках.

Через 25 минут “Скорая” доставила больную в стационар. Дежурным врачом был уже не Кисляков, а Петров.

Врач Петров на злополучной «Южной территории» выразил на словах недовольство тем, что его побеспокоили, однако немедленно госпитализировал Римму Кузьминичну. Но спасти ее уже было невозможно, и вскоре после поступления она умерла (формально, это было уже 13 марта, но фактически прошло несколько часов после поступления больной в тяжелом состоянии).

 

Кисляковы пытались замести следы?

Сначала чета Кисляковых попыталась скрыть этот вопиющий инцидент.

Однако родственники умершей больной, шокированные всем этим, написали жалобу в Министерство здравохранения Свердловской области.

Министерство здравоохранения Свердловской области показало себя с самой лучшей стороны.

Свердловский Минздрав создал очень серьезную комиссию, в которую вошли главные специалисты: главный терапевт Свердловской области Александр Виноградов, главный внештатный кардиолог Ян Габинский, главный внештатный специалист по скорой помощи Игорь Пушкарев, главный внештатный сердечно-сосудистый хирург Валентин Кондрашов, главный внештатный патологоанатом Юлия Игумнова. Возглавила комиссию и.о. начальника отдела контроля качества Минздрава Свердловской области Наталья Евсюкова.

Комиссия очень тщательно изучила документацию, результаты вскрытия, взяла объяснения непосредственных участников событий.

В итоге подтвердилось, что врач Степан Кисляков отказался осмотреть больную, поступившую по “Скорой” в приемное отделение во время его дежурства, хотя был единственным врачом, который мог и был обязан осмотреть больную и оказать ей помощь.

В ходе работы комиссии, которая работала с конца апреля по конец мая 2017 года, было официально установлено, что действия фельдшеров “Скорой помощи” были правильными и своевременными. А действия Кислякова были названы комиссией неоказанием помощи.

И главное, было установлено, что неоказание помощи врачом Кисляковым 8 марта привело к ухудшению состояния больной, которое закончилось ее гибелью 12 марта.

Термин «Неоказание помощи больному» встречается в Статье 124 Уголовного кодекса Российской Федерации. Скриншот с сайта «КонсультантПлюс»

Когда Минздрав начал истребовать документы по жалобе родственников погибшей женщины, администрация ЦГБ также узнала об этом страшном случае и параллельно провела собственное расследование. Естественно, оно показало те же результаты, к которым позже пришел и Минздрав.

Как только Степан Кисляков понял, что дело пахнет уголовным судом и, возможно, реальным сроком в колонии, он ушел на больничный, на котором пребывает по сей день.

Причем, по слухам, он то ли правда заболел болезнью, которая может развиться на нервной почве и требует длительного лечения, то ли искусно симулировал эту болезнь. По слухам, Кисляков демонстрировал ярко выраженные признаки такого заболевания, но, якобы, объективными методами исследования оно не подтверждалось. Актерская ли это игра человека, который знает, что и как надо симулировать, или действительно реальная болезнь, пока что до конца непонятно.

При этом слухи продолжают ходить разные. С одной стороны, говорят, что Степан Кисляков так болен, что, якобы, даже не может попасть пальцем в кончик собственного носа, а с другой стороны, Полевской — город небольшой, и люди, якобы, видели Кислякова за рулем автомобиля.

В пользу версии о возможной симуляции Кислаковым болезни, может косвенно говорить тот факт, что сын у Кисляковых юрист, так что нельзя исключить и какую-то юридическую уловку в пребывании Кислякова на больничном листе при таких обстоятельствах.

Сын Кисляковых наверняка понимает, что значит в уголовно-правовом смысле вывод Минздрава о наличии причинно-следственной связи между неоказанием Степаном Кисляковым помощи человеку и ухудшением состояния этого человека, закончившимся его гибелью.

 

Фото с сайта Сергея Колясникова http://zergulio.livejournal.com/5149149.html

 

 

Что известно о Римме Лупыниной, погибшей в результате безразличия и лени Степана Кислякова?

 

Римма Кузьминична Лупынина, можно сказать, испытала на себе все самые тяжелые этапы российской истории. Римма Лупынина родилась в 1942 году в деревне под Саранском. Таким образом, ее детство пришлось на войну и ранний послевоенный период.

Семья Риммы Кузьминичны голодала. Все мужчины погибли на войне, женщинам с детьми едва хватало на продукты питания по самому минимуму.

Это была самая настоящая нищета – например, во время учебы в школе Римма Лупынина пропустила почти целый учебный год, потому что ей было в буквальном смысле не в чем ходить в школу, расположенную далеко, в соседней деревне, куда надо было добираться пешком.

В 17 лет Римма уехала в Полевской, где её родственница устроилась на работу, т.к. в городе было больше возможностей заработать на жизнь.

Вышла замуж, родила сына и дочь, воспитала их, дала образование. А вот сама Римма Кузьминична образование получить так и не смогла.

Работала кондуктором в автобусе, санитаркой в больнице. Затем устроилась в отдел приемки на швейную фабрику.

Тем не менее, острый ум, природные организаторские способности вывели Римму Лупынину на должность начальника цеха по пошиву спецодежды.

Но грянула Перестройка, распался Советский Союз, закрылась фабрика. Римма Кузьминична тогда уже была предпенсионного возраста, поэтому ее отправили на пенсию чуть раньше положенного по возрасту срока.

Однако встреча с дежурным врачом Степаном Кисляковым, отказавшимся даже осмотреть больную, поступившую в стационар по «Скорой», стала для Риммы Кузьминичны роковой… Не помогла даже самоотверженная работа фельдшеров «Скорой помощи».

 

Специфика ситуации в Полевской ЦГБ и причины вызывающего поведения четы врачей Кисляковых

 

Специфика ситуации в Полевской ЦГБ заключается в том, что весной 2015 года главным врачом назначили Сергея Алферова. До этого назначения Сергей Юрьевич Алферов проделал в Екатеринбурге путь от рядового хирурга до заместителя Главного врача по хирургии Областной больницы.

Считается, что его отправили в Полевской для того, чтобы он приобрел опыт работы Главврачом, а заодно показал свое умение налаживать работу в больнице.

Таким образом, основная цель Алферова, объективно, состоит в том, чтобы вывести Полевскую ЦГБ на показатели, значительно более хорошие, чем до его назначения туда.

Алферов подошел к делу системно. Он взял в качестве главного экономиста сотрудницу, которая выполняла те же функции в Областной больнице в Екатеринбурге. Она отвечает за экономический блок проблем и их решения.

Кроме того, Алферов стал «перетягивать» в Полевскую ЦГБ врачей из Екатеринбурга – так, например, хирургию на постоянной основе возглавил уникальный хирург Михаил Эккельман.

Тех специалистов из Екатеринбурга, которые не готовы выйти в Полевской на полную занятость, Алферов стал приглашать вести прием и оперировать, привлекая к этим операциям местных полевских врачей, в качестве обучения на рабочем месте.

Минздрав, видя такое кадровое обеспечение, помог с оборудованием.

В результате в Полевской ЦГБ стали делать сложные операции в животе и на конечностях (например, коленных и тазобедренных суставах) современными щадящими методами, эндоскопами и т.п.

Стали ставить искусственные суставы.

Врачи, которые и до прихода Алферова работали в Полевской ЦГБ, освоили высокотехнологичные методы лечения (и вообще новые методы лечения) и стали применять их в своей практике.

В частности, как специалисты, так и пациенты отмечают в этой связи уважаемых в городе врачей – травматологов Анатолия Сардака (он стал делать трансплантацию тазобедренных суставов) и Алексея Неуймина (делает артроскопические операции), уролога Степана Бендовского (огромный перечень высокотехнологичных операций урологического профиля), и, конечно, любимого и уважаемого женщинами Полевского акушера-гинеколога Юрия Шахурина (освоил ляпароскопические операции в гинекологии).

Т.е. в Полевской больнице появились технологии которые раньше были только в областном центре, до которого еще доехать надо. И это дало результат: в Полевскую ЦГБ теперь едут оперироваться из Екатеринбурга, хотя всегда было наоборот.

Даже при визуальной оценке неспециалиста оборудование, которое показано на сайте Полевской ЦГБ, позволяет понять уровень больницы:

Современное оборудование Полевской ЦГБ. Фото с сайта больницы

 

А вот в терапию из Екатеринбурга лечиться, похоже, не едут – приехать, чтобы получить «услуги» Кисляковых желающих просто не найти.

Да и полевчане, которым надо не денег с пенсии скопить, питаясь в стационаре, а действительно получить качественное лечение, предпочитают не связываться с кисляковским «сервисом». Люди вынуждены искать врачей, которые эффективно лечат, а не преимущественно «кладут покапать».

Однако количество врачей самого разного возраста, которые осваивают современные (в том числе, высокотехнологичные) методы лечения, в Полевской ЦГБ неуклонно растет.

Любовь Кислякова восприняла рост числа врачей, начавших работать современными высокотехнологичными методами на современном медицинском оборудовании, как угрозу своему уютному спокойному мирку.

Пенсионерка Кислякова, «застрявшая» в наборе методов лечения, по оценке екатеринбургских кардиологов, где-то в 80-х годах прошлого века, явно боится новых методов лечения, вероятно, чувствуя, что освоить их не сможет.

Но, понимая, что вот-вот с нее начнут спрашивать внедрение высокотехнологичных методов, Кислякова не стала уступать свое место тем, кто готов их внедрять и не стала осваивать их сама.

Она явно решила защищать свое право жить и работать в кардиологическом отделении как в санатории, в который она, по сути, и попыталась превратить отделение. А заодно дать «прикрытие» терапии, возглавляемой Степаном Кисляковым, где картина, примерно, такая же.

На наш взгляд, налицо ярко выраженный конфликт между желанием Кисляковых поменьше работать, пусть даже поменьше при этом получать, и желанием более ответственных врачей получать побольше, осваивая и внедряя современные методы лечения.

А тот факт, что в интересах рядовых полевчан — иметь современную больницу, а не санаторий с архаичными методами лечения, кисляковых, по-видимому, не волнует.

У Любови Кисляковой, кстати, и медсестры ей под стать: увидеть активно работающими этих уважаемых, но уже очень пожилых людей, лет на 15 пересидевших сроки выхода на пенсию, говорят, нереально. Но в «сонном царстве» у Кисляковой это смотрится гармонично – как говорится, каков поп, таков и приход.

Главврач Алферов то ли не успевает, то ли недопонимает, но ему бы объяснить пенсионеркам, которые выступают «торпедами» у Кисляковой, что никто не посягает на их желание «прокапаться». В конце концов, они действительно люди пожилые и уже поэтому уважаемые.

Но нельзя же превращать в санаторий всю кардиологию и терапию, в угоду желанию Любови Кисляковой делать вид, что она эффективный врач, и поэтому пытающейся максимально отсрочить появление современных и высокотехнологичных методов лечения в кардиологии и терапии «Южной территории»!

Хотя, с другой стороны, может быть, и правильнее для главврача поставить перед кисляковыми вопрос ребром: или осваивайте новое, или освободите этому новому место.

А то, что Любовь Кислякова практически открыто распоряжается на два отделения, говорит множество примеров. Один из них – она, говорят, попросту может позволить себе не выходить на работу, не имея на то оправдательных документов. Вместо нее выходит муж. Администрацию уведомлять при этом госпожа Кислякова нужным не считает. А зачем? Свой корпус, все по-семейному, не так, как положено, а так, как нравится…

В то же время, побывав некоторое время в муниципальных депутатах, Любовь Кислякова явно пришла к выводу, что «наезжать» в СМИ – действенный способ прикрыть себя от излишнего любопытства начальства о реальном положении дел.

Заодно можно позиционировать себя перед непросвещенной, но эмоционально заряженной публикой очень квалифицированным доктором, сделав таким образом профилактику вопросу: «Простите, а вы когда начнете уже реально и современно работать?».

Располагая «личными бабушками», с которыми опосредованно рассчитывается из бюджета больницы (давая полежать за счет государства и накопить денег с пенсии), Кислякова их стимулирует отправлять в СМИ кляузы на главврача, который не дает жить по-старому, а заставляет всерьез работать, осваивать новые технологии.

Ну, а бабушки и рады стараться, в пользу отзывчивой (к ним) и выгодной (для них) докторши…

Самое ужасное, что все это происходит под разговоры о необходимости внимательного отношения к пожилым людям. Спору нет, пожилые люди заслужили самого чуткого к ним отношения. Но чего на самом деле стоят эти призывы Кисляковых – видно на примере погибшей 74-летней женщины.

Кислякова, привыкшая «сносить» главврачей, в отношении нынешнего, особо докучающего внедрением современных технологий, пошла по уже привычному для нее пути: стала нагнетать обстановку, натравливая на главврача свою гвардию бабушек, которые старательно писали жалобы, включая туда не только подтасованные факты, но и полностью выдуманные события.

Дело дошло уже до откровенной клеветы – например, «гвардейцы Кисляковой» обвиняли Алферова в несуществующей продаже больнице своего автомобиля, в якобы миллионных зарплатах и прочих абсурдных, легко проверяемых выдуманных событиях. Проходили проверки, убеждались в абсурдности заявлений – и тут же появлялись новые жалобы такого же плана. Конвейер выходил на почти непрерывный цикл работы.

Кислякова, как рассказывают врачи, медсестры и больные, в последнее время открыто вела разговоры о том, что Сергей Алферов будет скоро третьим главврачом, которого она снесет с должности.

Более того – Кислякова, как нам рассказали очевидцы, начала раскачивать и социально-политическую ситуацию в Полевском, подстрекала пенсионеров выходить на митинги, распространяя слухи один другого страшнее. А ведь люди ей верили…

Объективно, интересы Кисляковой противоположны интересам Алферова: если Алферов заинтересован улучшить показатели больницы, то Кислякова заинтересована в сохранении статус-кво. Только в этом случае Кислякова может и дальше получать свою зарплату и вторую – своему мужу, не рискуя, что вскроется ее неспособность внедрять современные методы лечения.

«Капать» бабушкам привычные за несколько десятилетий лекарства – дело важное, нужное, но недостаточное для того, чтобы в Полевском появилась современная медицина.

Видимо, Кисляковы решили, что вопрос о сносе главврача уже ими решен, можно окончательно прилечь отдохнуть. И вот итог этого «пролежня» на теле Полевской ЦГБ — смерть женщины…

 

Комментарий главврача Полевской ЦГБ Сергея Алферова Сергею Колясникову

 

Сергей Колясников провел собственное расследование истории, в результате которой погибла Римма Лупынина.

Колясникова интересовал не только непосредственно сам трагический инцидент, но и достоверность информации о том, что Полевская больница претерпевает серьезные изменения превращается в современное лечебное учреждение, сопоставимое с крупными больницами Екатеринбурга, а по ряду параметров и превосходящее их. 

Комментарий Сергея Алферова Сергею Колясникову мы приводим в полном объеме:

Сергей Алферов, Главный врач Полевской ЦГБ

В ОТНОШЕНИИ ИНЦИДЕНТА С УЧАСТИЕМ ВРАЧА КИСЛЯКОВА:

«Да, к большому сожалению, действительно 8 марта 2017 года врач Степан Арсеньевич Кисляков, дежуривший в терапевтическом, кардиологическом и неврологическом отделении (т.е. во всем корпусе на отдельно стоящей Южной территории), отказался осмотреть пациентку, которая была доставлена в неотложном порядке бригадой «Скорой медицинской помощи», а потом сказал сделать пометку в журнале, что запись о ее доставлении сделана ошибочно.
И действительно, та же самая бригада «Скорой помощи» доставила эту пациентку с резким ухудшением ее самочувствия повторно – уже 12 марта, в приемном отделении дежурил другой врач, который ее немедленно госпитализировал, но спасти женщину уже не удалось.
 

Этот случай настолько дикий, что я за те 28 лет , которые работаю в медицине, вижу такое впервые. К подобному мы оказались не готовы и регламента на случай прямого отказа врача осмотреть больного, поступившего в приемное отделение по «Скорой», у нас не было. Теперь есть и такой регламент, как ни ужасно, что подобная ситуация в принципе возможна, тем более у врача, который окончил ВУЗ еще в СССР и давал Присягу врача Советского союза. 

Подтверждаю, что Министерство здравоохранения Свердловской области провело тщательную проверку этого трагического инцидента и дало рекомендации в виде предписания – как по реагированию на произошедшее, так и по недопущению повторения подобных ситуации, а также срок на полное исполнение этих предписаний – до 1 сентября. Комплекс мер организационного характера, согласно предписанию Минздрава, я уже внедрил. В отношении врача Кислякова меры реагирования отложены до выхода его с больничного, на котором врач Кисляков находится в течение длительного времени. Я как руководитель, не имею законной возможности совершать какие-либо шаги в отношении сотрудника, находящегося на больничном».

В ОТНОШЕНИИ ВНЕДРЕНИЯ СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПОЛЕВСКОЙ ЦГБ

«Да, я подтверждаю, что пытаюсь сделать всё возможное, чтобы Полевская ЦГБ была современным лечебным учреждением (разумеется, с поправкой на масштабы больницы городского округа), и это невозможно без внедрения новых технологий, в том числе и высокотехнологичной медицинской помощи.

Действительно, у нас непосредственно в Полевском стали делаться высокотехнологичные операции – такие, как протезирование крупных суставов, эндоскопические операции на коленных суставах, эндоскопические и ляпароскопические операции в брюшной полости, в гинекологии, урологии. 

Операции такого уровня выполняют либо приглашенные для этого врачи из крупнейших больниц Екатеринбурга, параллельно обучая наших врачей-полевчан, либо уже наши врачи, научившиеся в ходе совместных операций. Это позволяет приблизить современное здравоохранение непосредственно к пациентам, не гонять их в Екатеринбург, где они должны встать в очередь или платить за операции.  

Помимо очевидной пользы для пациентов, это позволило сбалансировать бюджет больницы, т.к., хотя мы и платим врачам, приезжающим вести прием и оперировать у нас, но это значительно дешевле, чем если платить в больницы Екатеринбурга за пациентов-полевчан. Благодаря внедрению высокотехнологичной медицинской помощи,, а также некоторым другим организационным мерам, доход больницы в 2016 году не снизился, что позволило не только удержать заработную плату каждой категории сотрудников на уровне 2015 года, но и несколько повысить ее. Правда отмечу, что я перераспределил акценты: те, кто работает много и качественно, теперь может зарабатывать больше. Кроме того, доходная часть бюджета больницы позволяет обеспечивать пациентов медикаментами, поддерживать здания больницы в рабочем состоянии. 

Мы проводим высокотехнологичные (как, впрочем и остальные) операции бесплатно, в рамках ОМС, для любых жителей Свердловской области. Объем медицинской помощи, гарантированный государством в рамках бесплатной медицины, всегда бесплатный, это незыблемо. 

Да, к нам действительно, уже приезжают оперироваться пациенты из других городов Свердловской области, в том числе из Екатеринбурга – поскольку у нас нет очередей, а качество работы хирургов и персонала, работающего с пациентами в послеоперационном периоде, высокое. Да, это так, я подтверждаю это».

 

Полиция возбудила уголовное дело, в связи с гибелью Риммы Лупыниной

 

После выхода материала Сергея Колясникова, нам стало известно, что полиция Полевского возбудила уголовное дело в связи с гибелью Риммы Кузьминичны Лупыниной.

Как нам сообщила дочь Риммы Кузьминичны, почти одновременно с жалобой в Минздрав, она обращалась в прокуратуру полевского городского округа. Прокуратура уведомила ее о передаче материалов в полицию, для проведения проверки и принятия процессуального решения.

Затем повисла пауза, и вот, после публикации Сергея Колясникова появилась информация, что уголовное дело возбудили.

Дочь погибшей женщины настроена решительно. Как она пояснила, это вопрос не столько мести, хотя она не считает правильным, если врач Степан Кисляков, отказавшийся даже осмотреть ее маму, прибывшую в больницу по “Скорой помощи”, избежит наказания. Дело в другом.

Как говорит Ольга Николаевна, необходимо ликвидировать ту порочную систему, которая сложилась на “Южной территории” и сделала в принципе возможным поведение Кислякова.

Потому что, разговаривая с самыми разными людьми, как в ЦГБ, так и просто в городе, Ольга Николаевна обнаружила, что поведение Кислякова по отношению к ее маме вовсе не было необычным для этого горе-врача. Видимо, раньше либо обходилось без смертельных последствий, либо родственники погибших больных просто не проявляли должного упорства в наказании Кислякова.

“Мою маму уже не вернуть, ее потеря — это страшная трагедия для нас, но ее гибель не должна быть напрасной, мы должны не дать этому кошмару повториться для других людей”, — объяснила свою позицию дочь погибшей.

Мы будем следить за развитием событий.

Комментарий отдела МВД России по г. Полевской:

«В полицию Полевского поступило обращение местной жительницы о привлечении к ответственности врача местной больницы, в результате бездействия которого, по мнению заявительницы, скончалась ее 74-летняя мать. По данному обращению проведена проверка, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьёй 124 Уголовного кодекса Российской Федерации «Неоказание помощи больному». В настоящее время проводится комплекс мероприятий, направленный на установление всех обстоятельств произошедшего, а также степень ответственности медика, отказавшегося в марте 2017 года осматривать и госпитализировать женщину, поступившую в приёмный покой и впоследствии скончавшуюся после повторного доставления бригадой скорой помощи».

 

Текст: Евгений Ющук, с использованием материалов Сергея Колясникова

* Интермонитор получил согласие на обработку и публикацию персональных данных Риммы Лупыниной (включая подробности медицинского характера).

Прямая трансляция новостей — vk_intermonitor

 

ТАКЖЕ ПО ЭТОЙ ТЕМЕ:

«Пролежень» на теле Полевской больницы стоил женщине жизни. Расследование Интермонитора

Искаженная реальность. Как желание не напрягаться и получать 120 тыс. рублей в месяц влияет на социально-политическую обстановку в Полевском

Как в Полевском шантажируют власти: смертность в кардиологии резко выросла, но кардиолог занята протестными митингами

Закулисье «Южного стационара» в Полевском: интриги и манипуляции статистикой важнее лечения больных?

Митинговая активность в Полевском основана на лжи и клевете, и доведет клеветников до суда? Жалоба депутату Поклонской оказалась последней каплей?

Телесюжет «Резонанса» раскрыл фальшивые «протесты» пенсионеров в Полевском

Как обманывают Губернатора Куйвашева в корыстных интересах

Tags: , , , , , , , , , , , , ,