Новости »

24.09.2018 – 12:41 | Комментарии к записи «Это скотское отношение. Надо отобрать у них лицензию»: поведение «Уральских авиалиний» возмутило пассажиров отключены

24 сентября «Уральские авиалинии» задержали рейс Екатеринбург — Симферополь на 4.5 часа, вылет перенесли с 8.50 на 13.30.
Массовой отмены рейсов в этот день не было ни по погодным условиям, ни по другим причинам, поэтому большинство …

Читать полностью »
Home » Новости, Слухи

Путин говорил о коррупции в ФМБА Новоуральска? Мы обратились в Генеральную прокуратуру по событиям в этом городе

Добавлено на 02.07.2018 – 00:15

«Путин поручил разработать предложения по защите бизнеса от коррупционеров. В частности, президент поручил Генпрокуратуре подготовить предложения по предотвращению злоупотреблений служебным положением со стороны должностных лиц правоохранительных и контрольных органов», — сообщили федеральные СМИ.

На наш взгляд, ситуация, которая сложилась в Новоуральске из-за странной активности руководителя Межрегионального Управления № 31 ФМБА России Татьяны Бавенковой, может стать полигоном для воплощения этих поручений Президента в жизнь.

Для тех, кто никогда не сталкивался с таким явлением, как скандальное Управление ФМБА в Новоуральске, поясним, что по-старому это называлось бы «Санэпидемстанцией».

Когда СЭС переименовывали и реорганизовывали, они стали структурами Роспотребнадзора. Т.е., это структуры Минздрава.
А для «ядерных» городов, с их спецификой по радиации и нюансами атомной промышленности, эти функции выполняют подразделения ФМБА (Федерального медико-биологического агентства).
Т.е., упрощенно, можно сказать, что ФМБА – это «СЭС для закрытых городов Росатома».

Это важно для понимания диссонанса между ролью, которую должна играть руководитель ФМБА в Новоуральске, и той, что она пытается играть. Различие между этими «должна играть» и «пытается играть» оказалось настолько значительным, что, похоже, вышло за рамки законности.

У нас накопилось немало информации, позволяющей ставить вопросы о возможных проявлениях коррупции в Новоуральске. И о вероятном использовании руководителя ФМБА Татьяны Бавенковой, в качестве основной ударной силы при атаках на коммерческие структуры, замаскированных под контрольную деятельность.

Спектр таких, исполненных «под копирку», действий настолько широкий, что логично будет освещать это в разных материалах.

Начнем с передела рынка мусорного бизнеса, в котором, на наш взгляд, впервые «засветилась» схема таких атак.

 

Сначала совсем немного теории, для понимания диспозиции

В «закрытом» городе Росатома Новоуральске работает две легальных свалки. Обе – с советских времен. Одна ныне называется «Утилис» (это частное предприятие, в форме Общества с ограниченной ответственностью), а другая – МУП «Ритуал».

Свалка, которая сегодня называется «Утилисом», появилась в 1954 году, вместе с появлением города «Свердловск-44», а та, что называется «Ритуалом» — в 1978-м.

Обе свалки несут огромное количество еще советского наследия по устройству свалок. Обе вынуждены меняться под современное законодательство. Но, в то же время, обе обеспечивают Новоуральску и Свердловской области в целом экологическое благополучие, потому что задача свалки — собрать у себя отходы и разместить их так, чтобы они не наносили ущерба экологии и здоровью жителей города.

Это очень важный момент, несмотря на всю его очевидность: не отсутствие на свалке тех или иных веществ, а именно отсутствие выхода хранимых на свалке отходов во внешнюю среду — критерий эффективности свалки.

Для обеспечения безопасности свалок, отходы поделены на классы опасности для окружающей среды, которые зависят в немалой степени от текучести/летучести этих веществ. Для хранения разных видов отходов по классу опасности существуют разные требования к полигону, где это хранение происходит.

Здесь есть еще один нюанс, важный для понимания дальнейших событий.

Опасность для экологии и опасность для человека — не одно и то же. Санитарные врачи контролируют опасность для человека. Например, мышьяк в питьевой воде. Или, например, поваренную соль в питьевой воде. До определенной дозы поваренная соль полезна, и даже необходима, потом есть довольно широкий диапазон, в котором она безвредна и потому допустима, а потом начинается ее опасность для человека, который пьет воду с повышенным содержанием соли.

Так появляется понятие ПДК — предельно допустимой концентрации.

Но вот о том, как правильно хранить поваренную соль на свалке, чтобы она там и осталась, не попав во внешнюю среду, санитарные врачи имеют очень поверхностное представление, потому что этому учат совершенно в других ВУЗах.

Более того, эта сфера вообще не отнесена к Минздраву и мнение сотрудников Минздрава о том, как правильно хранить поваренную соль на свалке, нередко оказывается не более профессиональным, чем мнение токаря или фрезеровщика. По принципу «слышал звон…».

В Минздраве, поэтому, есть проведение анализов для определения опасности тех или иных веществ для человека, но нет и не может быть ни инструментов, ни знаний, ни — что важно — полномочий для определения класса опасности для экологии.

А вот, определение класса опасности веществ для их хранения на свалках, как и вообще работа свалок — прерогатива Росприроднадзора, входящего в Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (Минприроды России).
До тех пор, пока люди не начинают есть и пить отходы на свалке, это в ведении Минприроды и остается, и не имеет отношения к Минздраву.

Персонал свалок проходит инструктаж о правилах обращения с отходами и поведения на свалке, а посторонних туда вообще не допускают, для чего существуют режимные мероприятия (они также прописаны Минприроды в нормативных документах и проверяются при выдаче и контроле исполнения лицензии).

Теперь вернемся к двум свалкам Новоуральска.

 

 

В Новоуральске начат рейдерский передел рынка отходов?

 

До недавнего времени было принято считать, что «Утилис» — свалка промышленных отходов, а «Ритуал» — бытового мусора.

 

На самом деле, у этих свалок практически одинаковая лицензия. Приложение к Лицензии «Ритуала» пока что не включает отходы 3-го класса опасности, но на том различия и заканчиваются, а сделать новое Приложение – дело техники.

При этом, по данным системы Контур.Фокус, «Утилис» показывает более 30 млн прибыли в год, а «Ритуал» — убыток около 3 миллионов рублей.

 

ООО «Утилис» и МУП «Ритуал» — прямые конкуренты. При этом, по данным системы Контур.Фокус, в год ООО «Утилис» показывает порядка 30 млн. руб. прибыли, а МУП «Ритуал» 3 миллиона убытка

 

 

Отметим, что в России так сложилось, что МУПы нередко являются идеальными «стиральными машинами» для коррупционеров, и именно по этой причине оказываются систематически убыточными – из них слишком много выводят по карманам. По той же причине в СМИ регулярно проходит информация о «посадках» в очередном МУПе. Частники обычно так себя не ведут и поэтому они намного чаще МУПов прибыльны.

 

Как с этим в конкретном новоуральском МУПе «Ритуал», нам неизвестно. Вполне возможно, это прекрасно управляющееся предприятие, в котором ни копейки не уворовывается, просто ему не повезло, и он оказался убыточен.

 

Однако вокруг МУП «Ритуал» без лишнего шума произошло два события, которые могут в корне изменить оценку ситуации в мусорном бизнесе Новоуральска.

 

Во-первых, МУП «Ритуал» пролоббирован на роль межмуниципального полигона отходов. Иными словами, грядет резкое расширение бизнеса «Ритуала»

 

МУП «Ритуал», с использованием административного ресурса, готовят к значительному расширению бизнеса

 

Есть и «во-вторых». Далеко не все новоуральцы знают, что в деловых кругах города рассказывают, что «Ритуал» выведен из земель города, примерно, как выводят анклавы из состава государств. А «Утилис», как говорят в тех же кругах, вывести за пределы городской черты не дали, хотя такое желание у владельцев было.

 

На публичной кадастровой карте видно, что назначение/категория земли у участков Утилиса и Ритуала разное, причем у Ритуала были изменения в 2015 году, тогда как Утилис без изменений с 2003 года

 

В принципе, логично: «Утилис» оказался в городской черте во многом потому, что Новоуральск – город «закрытый», и его надо было огородить забором – ну, его и огородили, вместе со свалкой. Сейчас законодательство изменилось, и пребывание в городской черте стало проблемой.

Поскольку просто так взять и закрыть свалки нереально (ведь новые отходы генерируются ежедневно, а старые отходы уже находятся на свалках, и от этого никуда не деться), свалки постепенно приводят в соответствие с новыми условиями, направленными на повышение безопасности свалок и на улучшение экологии в стране.

А там, где свалки уже безопасны, но пришли в противоречие с документами новой волны, их нередко выводят из состава городов, просто выделяя из состава городских земель. Ведь, вообще-то, пресловутую «городскую черту» Администрации просто «рисуют» на бумаге. Лес шумит кронами, или пруд плещет волнами, не зная о том, где именно чиновник мэрии нарисовал границу города.

 

История с вероятным уводом «Ритуала» из земель города требует прояснения и подтверждения, но если это действительно имеет место – Ритуал получает серьезное преимущество перед «Утилисом».

 

Дело в том, что в черте городов запрещено так называемое «захоронение» отходов. А «хранение» — не запрещено.

 

Если внимательно посмотреть лицензию Ритуала – она позволяет осуществлять «размещение» отходов.

 

Так вот, «размещение» – это не только хранение, но и захоронение тоже. Так следует из Федерального закона.

 

Федеральный закон от 24.06.1998 N 89-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «Об отходах производства и потребления» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018). Источник — КонсультантПлюс

 

 

Есть также разъяснения Росприроднадзора (а вовсе не Минздрава, подчеркиваем) от 16.12.2013 N ВК-03-03-36/18858 «О разъяснении норм законодательства по лицензированию» о том, что старым – еще советским – свалкам надо постепенно рекультивировать старые захоронения, а новые делать только вне городов.

Росприроднадзор, в отличие от «пиар-экологов» не может себе позволить грезить идеальными картинами, где нет отходов. Он живет в реальном мире и несет ответственность за то, чтобы этот мир менялся к лучшему, без мусорных коллапсов.

А в отличие от ФМБА в Новоуральске и представлений госпожи Бавенковой об устройстве законодательства, Роскомнадзор выдает лицензии, контролирует их исполнение и профессионально разбирается в экологическом законодательстве. Но главное: при всем этом Росприроднадзор отвечает за результат.

Именно поэтому  нелепо выглядят попытки госпожи Бавенковой указывать уполномоченному ведомству, как ему организовывать работу с подведомственными организациями.

А когда некто, имеющий высшее медицинское образование, начинает совершать явно нелепые поступки на поле деятельности другого министерства, причем поступки, требующие  существенных затрат сил и времени — неизбежно возникает вопрос о мотивации такого чиновника.
И возможная коррумпированность такого чиновника — версия, требующая проверки в первую очередь. Особенно, когда вокруг этого чиновника непрерывно отирается некий «общественник», в действиях которого несложно разглядеть серийные медийные атаки на коммерческие структуры.  И при этом разглядеть бенефициаров таких атак среди конкурентов атакованных бизнесов довольно легко.

 

Утилис, насколько нам известно, неоднократно проводил рекультивацию старых захоронений отходов (это непростая, очень длительная работа, которая делается по проекту и под контролем государственных органов), а затем занялся исключительно хранением отходов 3-го и 4-го класса опасности. Потому что, этого требует законодательство, которое, как и правоприменительная практика по этому законодательству, развивается.

Причем эти рекультивации захоронений, как и сами захоронения, проводились Утилисом под контролем и Росприроднадзора, и Администрации Новоуральска — ведь Утилис это легальная свалка. У него принимались документы об этом и ему либо высказывали одобрение, либо указывали на недочеты, которые предписывали определенным образом устранить. Т.е., шла обычная работа легальной коммерческой структуры.

Более того, ФМБА Новоуральска, во главе с Татьяной Бавенковой, не имела по этому поводу претензий (да и не могла иметь, потому что, как мы сказали выше, свалки — вообще не компетенция Минздрава). Претензии у Бавенковой к предприятию, легально работающему у нее перед глазами 25 лет, появились внезапно и совпали с появлением «пиар-экологов».

 

В этой ситуации, если информация о том, что полигон свалки МУП Ритуал выведен из состава городских земель верна, то получается, что Ритуал может теперь расширить лицензию до третьего класса, и делать хоть хранение, хоть захоронение отходов? Просто за счет того, что ему написали, что там внутри теперь другая земля?

 

При этом, разумеется, жителям не станет лучше от того, что, по бумагам, в границах свалки «Ритуал» теперь не городская черта. Ветер дует так же, дожди идут так же, город тоже стоит на прежнем месте, поэтому принципиальным является вопрос, как оборудован конкретный полигон против утечек отходов на сторону. А вовсе не бюрократические изыски с перерисовыванием границ города. Тем более, что расстояния до Новоуральска у Ритуала и Утилиса отличаются непринципиально.

 

Полигоны «Ритуал» и «Утилис» на Викимапии. Надо отметить, что вокруг полигона «Утилис» есть официально утвержденная санитарно-защитная зона, рассчитанная для отходов 3-4 класса опасности, согласно лицензии. А вот есть ли таковая вокруг полигона «Ритуал», нам неизвестно

 

Кстати, «Утилис», как говорят специалисты, представляет собой практически образцово-показательную свалку, тогда как Ритуал, говорят, уже второй год не может потушить пожар на своем полигоне (и нельзя сказать, что это сильно заботит госпожу Бавенкову, поглощенную попытками закрыть главного конкурента Ритуала).

 

Свалка МУП «Ритуал» горит с июля 2017 года и по сей день, т.е уже год. Это не только не привело к закрытию свалки, но ее бизнес решили серьезно расширить.

 

Но количество отходов – величина конечная. Логично, что, если удалить с рынка свалок «Утилис», то денег у «Ритуала» станет больше. Даже если просто забрать отходы 4-го класса опасности у «Утилиса», имеющего более 200 клиентов — это уже существенный прирост объемов «Ритуалу».  А ведь, кроме отходов 4-го класса опасности, на «Утилис» еще металлурги, а также Росатом возят свои отходы 3-го класса.

 

Да, да — Росатом тоже возит на «Утилис» отходы 3-го класса опасности и имеет по этой причине контракты с «Утилисом», причем заключенные в рамках Госзаказа.

Что совершенно не помешало представителю Росатома сделать шокирующее заявление, что он одобряет закрытие «Утилиса».

Собственно, это странное заявление, сделанное сразу после заключения госконтракта, и породило мысли о возможной заинтересованности местных чиновников Росатома в атаке на «Утилис».

Почему именно местных? А потому, что Росатом как структура, заинтересован не в том, чтобы напугать жителей несуществующими экологическими опасностями, а в том, чтобы наоборот показать им, что такой опасности нет.

Росатом испытывает потребность в кадрах, а кто же добровольно поедет жить за забор с КПП и работать на атомном химическом заводе, если в уши льют фейки про экологические проблемы? Это в СССР в Новоуральск ехали, так сказать, в добровольное заточение, потому что там не было дефицита еды и вещей, в отличие от «зазаборной» жизни. А теперь этот забор, из-за которого даже гостей спокойно не позовешь, создает проблемы.

И поверить в то, что местный чиновник Росатома не в состоянии узнать, что на самом деле происходит на легальной свалке у него под носом — невозможно. Если уж мы — обычные журналисты — за неделю смогли докопаться до этого, то чиновник Росатома в Новоуральске, где Росатом — «царь и бог» справился бы за полдня.

Скорее можно поверить, что местные чиновники Росатома, вероятно, увидели в переделе мусорного рынка Новоуральска некую личную выгоду, которая перевесила в их глазах ценность корпоративных интересов Росатома.

 

И возникает практический вопрос: как можно удалить с рынка корректно работающее коммерческое предприятие?
Этот вопрос, в принципе, решение имеет.
Его законность сомнительна, потому что нередко предполагает сговор с чиновниками, готовыми подтасовывать факты и злоупотреблять своим должностным положением (о чем и сказал Путин), но технически это осуществимо.

 

 

Формула атаки в Новоуральске: «мутные пиар-экологи» + ФМБА + административный ресурс?

 

Если проанализировать вектор атаки на «Утилис», видна следующая картина.

 

У «Утилиса» в лицензии, как мы уже сказали, есть вещества 3-го класса опасности.

 

Отметим, что класс опасности устанавливает не Санэпидстанция, не ФМБА и даже вообще не Минздрав, а Росприроднадзор.

Именно к его компетенции это отнесено законом.

Нравится это руководителю ФМБА в Новоуральске или активистам, которые не имея экологического образования, ощущают себя экологами, или не нравится – значения не имеет. Это сфера Росприроднадзора, без вариантов.

 

Росприроднадзор же (а никак не ФМБА, Роспотребнадзор или иные структуры Минздрава) утверждает отнесение конкретного отхода к конкретному классу опасности, и об этом выпускается «Паспорт отхода». Это также закреплено федеральным законодательством.

 

Так вот, у «Утилиса» в лицензии есть вещество, которое в разговорной речи именуется собирательном словом «кек», а официально называется: «Осадок мышьякосоержащий обезвоженный очистки кислых стоков промывки отходящих газов производства черновой меди при их утилизации в производстве кислоты серной».

И это вещество официально, в установленном порядке, отнесено Росприроднадзором к третьему классу опасности.

 

Тот самый «кек» из Лицензии Утилиса, выданной, как и положено, Росприроднадзором, который «пиар-экологи» много месяцев пытались выдавать за отходы 1-2 класса, при активнейшей поддержке руководителя ФМБА в Новоуральске Татьяны Бавенковой. Скриншот сделан из многостраничного Приложения к лицензии ООО «Утилис», открыто размещенного на сайте этой компании.

 

 

Что сделали «пиар-экологи», атакуя «Утилис» и разжигая безосновательную панику в городе Новоуральске? Они заявили, что «кек» – это непременно 1-й или 2-й класс опасности по мышьяку, и никак иначе быть не может (хотя на самом деле – может, потому что есть технологии, приведения «кека» в менее опасное состояние, и на самом деле в «Утилис» поступает на хранение «кек» именно третьего класса, что, насколько нам удалось выяснить, подтверждено и документами, и анализами, сделанными прокуратурой по факту, а не по документам).

 

Далее «пиар-экологи» сделали вид, что они не в курсе, как называется этот конкретный «кек», и где он в лицензии указан, и начали устраивать «промывание мозгов» населению, запугивая его мышьяком, который якобы попадет в организмы людей и они будут болеть (хотя на самом деле в данном случае это обычный фейк).

 

Но ладно, в конце концов, любой человек может ощущать себя экологом, или кем-то еще. Это его право.

А Интернет позволяет любому излагать свои мысли с минимальными ограничениями – в том числе, личные фантазии про кек и мышьяк.

 

Но руководитель местной «Санэпидстанции»-ФМБА, имеющий высшее медицинское образование – она-то почему неспособна отличить к какому ведомству относится определение класса опасности, какой где кек? КАК вообще возможно допустить даже мысль, что чиновница ФМБА не смогла прочитать Постановление правительства о паспортизации отходов и не смогла в нем увидеть, что ни ее организации, ни даже ее министерства там вообще нет? Не относится к должностным полномочиям Санэпидстанции, как бы она ныне не называлась, оценка степени опасности отходов на свалке.

 

Почему, вместо того, чтобы успокоить население, рассказав ему правду, она активнейшим образом участвует в распространении фейков?

 

Почему руководитель местной «Санэпидстанции»-ФМБА несет в суд(!) документы о том, что для человека «кек» опасен по первому классу опасности (т.е., вероятно, что можно умереть, если его есть ложкой) и на этом основании игнорирует класс опасности конкретного «Осадка…», в установленном порядке определенный для свалки, где его никто не ест  ложкой, а хранят, в соответствии с правилами для вещества этого самого третьего класса?
Почему, вместо того, чтобы прояснить ситуацию в том же Росприроднадзоре, если уж не хватает собственных знаний (что сомнительно, скажем прямо) Татьяна Бавенкова, по сути, вводит в заблуждение суд Новоуральска, давя на него своим авторитетом — т.е., фактически, как мы считаем, злоупотребляя должностными полномочиями?

И в результате она ведь не просто рассказала суду Новоуральска искаженную картину, а добилась блокировки работы легального коммерческого предприятия на 90 дней (к счастью, Областной суд верит не мнимым авторитетам, а документам, и отменил это решение Новоуральска)!

 

 

Постановление Правительства РФ от 16.08.2013 N 712″О порядке проведения паспортизации отходов I — IV классов опасности»(вместе с «Правилами проведения паспортизации отходов I — IV классов опасности»). Не надо даже быть специалистом, чтобы увидеть, что никакого отношения к паспортизации отходов Минзлрав не имеет. Это ведение Минприроды и его структур. Они это должны делать, и они это умеют делать. Пытаться «порулить» в сфере класса опасности промышленных отходов — не превышение ли должностных полномочий госпожой Бавенковой?

 

 

 

В Новоуральске многие полагают, что причина такой необычной активности чиновницы Бавенковой – вероятно, коррупция.

Дело в том, что активист, который атакует «Утилис», атакует также и другое предприятие – строительную компанию «Корвет».

И в обоих случаях у него на вооружении похожие методы.

И в обоих случаях госпожа Бавенкова продавливает в местном суде приостановку деятельности предприятий на 90 дней. И в обоих случаях Областной суд, изучив те же документы, отменяет эти решения.

 

И это далеко не все странности в истории с «Утилисом», да и «Корветом», если анализировать поведение чиновницы.

 

Например, есть, как мы видим, очень странные манипуляции с цифрами по мышьяку, которые с подачи ФМБА Новоуральска излагают «пиар-экологи». Да, госпожа Бавенкова в беседе с нами попыталась открещиваться от заявлений «пиар-экологов» и заявила, что это журналисты пишут всякую ерунду. Если ее послушать (а мы послушали очень внимательно) — получается, что якобы вообще только она специалист, а даже специалисты-экологи из Администрации Новоуральска и уполномоченные на контроль за соблюдением экологического законодательства сотрудники Росприроднадзора  работают неправильно.

Но, предположим, что это не вариант завышенной самооценки и не пример некомпетентности чиновницы, а госпожа Бавенкова — действительно выдающийся специалист в посторонней для нее профессии экологии, способный прочитать и понять документы Минприроды лучше, чем экологи.
Почему, в таком случае, Татьяна Бавенкова не разобралась, что «кек» в данной конкретной ситуации относится к третьему классу опасности, по классификации, которая применима к свалкам? И почему в результате от Бавенковой не последовало публичных опровержений фейков «пиар-экологов», необоснованно запугивающих население?

Почему нет межведомственного взаимодействия, в виде прояснения Бавенковой в Росприроднадзоре ситуации на свалке? Ведь мы прямо спросили Татьяну Бавенкову о том, какие результаты получил ЦЛАТИ (Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центр лабораторного анализа и технических измерений», работающий с Минприроды), когда делал анализы кека, фактически лежащего на свалке «Утилис»? Бавенкова сказала, что она не в курсе.

Это разве нормально: анализы делались в мае (по нашим данным, их делали в рамках прокурорской проверки, и они подтвердили третий класс опасности данного конкретного кека, как и написано в его паспорте отхода), а месяц спустя Бавенкова, якобы радеющая за безопасность, не в курсе, что же там нашли? Это как вообще возможно для добросовестно работающего чиновника, наделенного контролирующими функциями, и имеющего «дубину» для приостановки работы предприятий?

 

Зато есть, как мы видим, несоответствие между ужасами, которые рассказывает руководитель ФМБА, в т.ч. суду, и ее бездействием по отношению к персоналу Утилиса, который, кстати, жив-здоров и рожает здоровых детей.

Вдумайтесь: Бавенкова одновременно рассказывает суду, как  опасен кек, и ничего не делает для того, чтобы срочно вылечить персонал «Утилиса», который долгое время работал с этим якобы опаснейшим веществом.

Если на секунду представить, что госпожа Бавенкова не занимается сознательным обманом, а искренне верит в опасность «кека» третьего класса опасности — наверное, она должна была принять экстренные меры к лечению людей, работавших непосредственно с этим «кеком» на свалке? Ну, раз это «ужас-ужас» и «яд-яд» — значит, в ее картине мира люди наверное, капитально отравились и на счету каждая минута?

Однако прошло уже много месяцев с начала активности госпожи Бавенковой, но нам ничего неизвестно о том, чтобы эта «радетельница против Утилиса» приняла какие-то действенные меры, в отношении здоровья персонала «Утилиса».

Персонал этот, правда, не считает, что ему нужна такая забота Бавенковой — потому что у персонала «Утилиса» (включая штатных экологов) со здоровьем, слава богу все в порядке. А словосочетание «вопиющая безграмотность» — пожалуй, самое мягкое, что говорится ими при оценке экологической активности госпожи Бавенковой.

Но, тем не менее, если заставить себя поверить, что Бавенкова не умышленно вводила в заблуждение общественность, власти и суд, с целью устранения «Утилиса» с рынка, а искренне переживала за страшный яд первого класса — придется признать, что Бавенкова  как врач обязана была хотя бы попытаться спасти людей. Ну, а как еще может поступить добросовестный (пусть и добросовестно заблуждающийся) врач,  полагающий, что перед ним люди, оказавшиеся в эпицентре химической атаки?

Однако ничего подобного не наблюдается, и это тоже наводит на размышления, что, вероятно, Татьяна Бавенкова сознательно лгала о «токсичном отходе первого класса» суду, жителям Новоуральска, Администрации города и всем, кто искренне заинтересован в отсутствии опасности для населения.

 

И есть еще многое другое.

 

Мы непременно расскажем об этих странных событиях в своих материалах, чтобы жители Новоуральска могли осознанно оценивать проблемы.

 

Обращение к заместителю Генерального прокурора Российской Федерации, государственному советнику юстиции 1 класса Пономарёву Юрию Александровичу

В связи с данными, изложенными в настоящей статье, в том числе с теми, которые мы не можем проверить гражданскими средствами, в рамках журналистских полномочий, просим Вас, уважаемый Юрий Александрович:

— проверить, действительно ли земли полигона МУП «Ритуал» в Новоуральске были выведены из состава земель города Новоуральска? Нет ли в этой процедуре в данном случае коррупционных проявлений? Не оказалось ли при этом ООО «Утилис» дискриминировано в своем праве также вывести земли из состава земли города Новоуральска, по сравнению с «Ритуалом»?;

— дать правовую оценку действиям организованной группы «пиар-экологов», которые, как нам видится, умышленно запугивали население Новоуральска якобы «отходами первого класса опасности», заведомо зная, что лгут.
Т.е., как мы считаем, сознательно сеяли панику в своих корыстных интересах. Причем действовали они способами, которые обеспечивают максимально возможную публичность и максимально широкий охват населения паникой;

— дать правовую оценку действиям руководителя Межрегионального Управления № 31 ФМБА России Бавенковой Татьяны Геннадьевны, которая, будучи должностным лицом ФМБА, вместо того, чтобы рассказать населению правду о третьем классе опасности так называемого «кека», фактически принимала участие в разжигании паники в Новоуральске, вместе с «пиар-экологами» — как действиями по разжиганию паники, так и бездействием в плане дезавуирования измышлений неких «активистов-общественников».

Этот «кек» оказался «Осадком мышьякосодержащим обезвоженным очистки кислых стоков промывки отходящих газов производства черновой меди при их утилизации в производстве кислоты серной третьего класса опасности»), который хранится на полигоне ООО «Утилис», в соответствии с лицензией, выдаваемой совершенно другим ведомством, нежели вышестоящий по отношению Минздрав, к которому и относится ФМБА.

На наш взгляд,  госпожа Бавенкова, в силу своей должности, стажа работы и образования, не могла не отдавать себе отчета в том, что она делает — ни когда помогала сомнительным активистам, не имеющим экологического образования, раздувать панику, ни когда приостанавливала на 90 дней работу коммерческой структуры, причиняя той убытки и понимая, что эти убытки будут причинены. Значит, скорее всего, она действовала умышленно. Но мы не уполномочены давать правовую квалификацию действиям должностного лица федерального агентства, поэтому просим Вас сделать это;

— выяснить, насколько верна информация, которую мы неоднократно слышали от многих жителей Новоуральска, что фактический руководитель «пиар-экологов» некто Вадим Аверьянов очень часто проводит время в обществе госпожи Бавенковой — в том числе в рабочее время, в помещении ФМБА, где работает руководителем Татьяна Бавенкова.
Если это так, то установить, какова основа и цель таких контактов этого «общественника» с чиновником — в контексте некорректной, как установил Областной суд, приостановки, по инициативе и при активном участии этих двух граждан, деятельности коммерческих структур.

Просим считать данный материал Интермонитора официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ.

 

Автор: Евгений Ющук

 

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Предприниматели Новоуральска заподозрили главу Управления федеральной службы в превышении должностных полномочий. Разбираться будут силовики

 

Прямая трансляция новостей — vk_intermonitor