Новости »

26.04.2019 – 13:27 | Комментарии к записи Какими редкими именами называют детей жители Подмосковья отключены

Жители Московской области называют своих детей достаточно необычными (редкими) именами, пишет riamo.ru.
Девочек и мальчиков в настоящее время называют Агафия и Славяна, Марсель и Еремей, причем, это самые необычные имена 2019 года, по мнению Елены …

Читать полностью »
Home » Новости

Руководитель «Денежкиного камня» откликнулась на журналистские запросы, но уклонилась от ответов по существу

Добавлено на 22.10.2018 – 00:20

Руководитель Федерального государственного бюджетного учреждения «Государственный природный заповедник «Денежкин Камень» неделю думала, как ответить на заданные ей вопросы и наконец прислала ответы.

Прочитав их, мы подумали, что Анна Квашнина не стремилась прояснить для общественности ситуацию, вызывающую вопросы, а пыталась наоборот скрыть значительную часть информации.

Впрочем, мы покажем наши вопросы и ответы госпожи Квашниной на них целиком, и вы, уважаемые читатели, самостоятельно сможете сделать выводы – отвечала госпожа Квашнина на вопросы, или наоборот уклонялась от ответов.

Почему появились вопросы в адрес чиновницы Анны Квашниной?

 

Напомним, что Анна Квашнина в рабочее время и за государственный счет, по сути, занялась общественной деятельностью вне пределов заповедника, которым ей поручено руководить. Причем эта, де-факто, общественная деятельность ведется госпожой Квашниной очень своеобразно.

 

Первоначально Квашнина совершала действия, которые вызывали одобрение практически всеобщее: Анна Евгеньевна заметила, что реки за пределами заповедника, вверенного ей, явно загрязнены и вымирают.
Естественно, что сам факт требует тщательного разбирательства. Кроме того, Квашнина совершенно логично выразила обеспокоенность: а вдруг, экологическая катастрофа в результате распространится и на заповедник?

Госпожа Квашнина стала бить тревогу в СМИ и писать жалобы в Росприроднадзор, и прокуратуру. И это, на наш взгляд, выглядело правильным поступком ответственной чиновницы, болеющей за заповедник, которым руководит (ну и за природу в целом).

 

Государственные органы отреагировали корректно. Были сделаны пробы воды, загрязнения за пределами заповедника подтвердились. Было также достоверно установлено, что в самом заповеднике с экологией все в порядке.

 

Государство стало разбираться в причинах загрязнения рек, а сама тем временем Квашнина начала четко увязывать проблему с расположенным неподалеку Шемурским месторождением, на котором ведет работы холдинг УГМК.

 

При этом Квашнина заявляла журналистам, что она не специалист в гидрологии.

Тогда же она сказала, что боится за переход загрязнений в заповедник (хотя уже прошли паводки, и даже в паводок в заповеднике было все в порядке).
Причем Квашнина то однозначно говорила, говорила, что боится, то весьма своеобразно уточняла свои ощущения: “В чем проблема — я не знаю. Мы боимся до сих пор влияния на территорию заповедника и боимся, ну у не то, что боимся, а пфррррр” (это цитата Квашниной из видеосюжета телекомпании “4 канал”):

 

 

 

Между тем, государство продолжало разрабатывать комплекс мероприятий по исправлению экологической ситуации, а Квашнина стала усиленно формировать в публичном поле образ УГМК практически как единственного ответственного за проблемы всех рек на севере Урала.
Население, крайне восприимчивое к экологической тематике, естественно, поддерживало “отважную общественницу, борющуюся против буржуев, загадивших все реки”.

 

Квашнина постепенно становилась звездой СМИ, и ей это явно нравилось.

 

Сомнения в том, что чиновница ФГБУ Анна Квашнина действительно борется за чистоту рек Свердловской области, а не занимается информационной атакой на одну коммерческую структуру, по сути, в пользу другой коммерческой структуры, появились после двух событий.

 

Во-первых, Квашнина созвала в Ельцин-центре пресс-конференцию, посвященную проблеме загрязнения рек. Дело, в принципе, хорошее и полезное, т.к. на этом мероприятии присутствовал ученый из государственного Российского научно-исследовательского института комплексного использования и охраны водных ресурсов (РосНИИВХ) – доктор наук Александр Попов, а также директор по горному производству УГМК Григорий Рудой.

Было очевидно, что не слишком компетентная в горном деле и реках, но активная Квашнина и профессионально грамотный (и не просто грамотный, а авторитетнейший в вопросах экологии рек и горном производстве) Попов  не дадут представителю заинтересованной стороны Рудому обманывать журналистов — если даже тому придет в голову подобная идея.
В то же время, только Рудой может сказать, что именно предпринимает УГМК для решения проблемы экологии рек — и Попов, в свою очередь, даст этому решению квалифицированную оценку.

Такой формат пресс-конференции объективно делал ее непредвзятой и позволяющей журналистам, и общественности досконально понять причины экологической катастрофы и пути выхода из нее.

Квашнина, Попов и Рудой сидели в Президиуме пресс-конференции, и это позволило журналистам разобраться в ситуации всесторонне.

 

Слева направо: Анна Квашнина, Александр Попов, Григорий Рудой

 

И тут выяснилось, что Анна Квашнина, которая, как видно из видеосюжета “4 канала”, по ее собственному признанию, “не специалист, не гидролог, боится, ну то есть не боится, а пфрррр”, ранее ошибалась в расстановке акцентов, когда определяла причины загрязнения рек и виновных в этом.

 

Оказалось, что УГМК и, в частности, ее Шемурское месторождение действительно выступили мощным источником загрязнения рек неподалеку от заповедника (но, повторимся, не в самом заповеднике).

Были названы причины этого события: ошибки в работе проектировщиков. Было сказано, что результатом стала недостаточная мощность очистных сооружений, не справившихся с объемом паводка – явления, как известно, не рукотворного, а природного.

Было также уточнено, что УГМК не имеет права отклониться от проекта, поэтому надо было вносить изменения в проект, и лишь затем становится возможным поправить работу предприятия на месторождении.

Было сказано, что работы по модернизации и расширению очистных сооружений ведутся, что на это только в текущем году УГМК потратит 300 миллионов рублей, а всего это миллиардные затраты.

Проще говоря, УГМК признала свою вину в части загрязнения рек из-за ошибок проектировщиков (проектировщики – это не УГМК) и уже принимает меры к исправлению ситуации в зоне своей ответственности, причем принимает меры реальные и дорогостоящие.

 

Но там же была названа и вторая, немаловажная, причина загрязнения рек: старые, еще советские, заброшенные отвалы.

Дело в том, что на севере Свердловской области расположены сотни заброшенных отвалов. В них нет ни водоотведения, ни вообще какого-либо контроля за ситуацией. И во время паводков они сбрасывают металлы в реки.

 

О том, что это именно так, свидетельствовало наличие мощного потока алюминия в реках, которые беспокоили Квашнину.

 

 

Как сказал ученый Александр Попов, алюминий в принципе не может попадать в реки с месторождений УГМК, потому что его на этих месторождениях просто нет (как говорят специалисты горного дела — по фундаментальным геологическим причинам).

 

 

На наш взгляд, будь Квашнина человеком, которого беспокоит чистота рек – она бы добавила в число целей своих пиар-атак и производителей алюминия. Но не тут-то было! Замечать алюминий в реках Квашнина упорно не хочет.
Это ее поведение бросается в глаза, т.к. диссонирует с позицией борца за чистоту рек, продекларированной ранее.

 

Примечательно, что на пресс-конференции Квашнина не спорила ни с ученым, ни с горняком из УГМК.

 

Казалось, что теперь-то, когда причины загрязнений установлены, и ведутся работы по исправлению ситуации в части, за которую отвечает УГМК (причем даже сроки нормализации были названы), Квашниной самое время определиться с источниками алюминия, и начать бороться также с ним.

Ведь реки, расположенные за пределами заповедника — те, за которые (в том числе, в рабочее время) переживает Квашнина — одни и те же, а для рыбы смертельно опасны в резко повышенных дозах что, медь, что алюминий.

Однако уже через полдня после пресс-конференции Квашнина вновь вышла в Фейсбуке с материалами, обличающими исключительно УГМК, не упоминая алюминий вообще, и делая вид, что она не в курсе, как решается ситуация с загрязнением рек.

 

 

Журналист Интермонитора, присутствовавший на пресс-конференции, спросил Квашнину в Фейсбуке о причинах резкой перемены в ее позиции – и не получил внятного ответа.

Тогда мы впервые заподозрили, что  цель Квашниной – наверное, вовсе не защита природы, а, возможно, выгораживание производителей алюминия, за счет увода темы исключительно на УГМК.

 

Ведь, от того, что УГМК исправит свою часть в создании загрязнений, старые заброшенные советские отвалы с медью, алюминием, марганцем и прочими металлами никуда не денутся, загрязнения уменьшатся, но не исчезнут. Однако это не интересует, насколько мы видим, Квашнину. А тема алюминия для нее кажется практически запретной – судя по ее поведению.

 

Но окончательно укрепились в своих подозрениях, что дело в “борьбе за природу” у Квашниной нечисто мы после того, как Квашнина в рабочее время, оплаченное государством, и на оплаченном государством же транспорте устроила натуральную провокацию: позвав сотрудников Росприроднадзора делать пробы воды, отказалась их делать в одной из точек, намеченных заранее, и согласованных всеми участниками конфликта, а также Росприроднадзором.

 

Анна Квашнина, по сути, диктовала сотрудникам Росприроднадзора свои условия и затем отказалась ехать брать пробы воды. Фото из видеосюжета, сделанного у шлагбаума предпряития «Святогор, и присланного УГМК по запросу нашей редакции», когда мы начали разбираться в ситуации досконально

 

А затем — когда участники замеров отправились к оставшимся точкам — Квашнина, используя преимущество в клиренсе, проходимости и скорости своего автомобиля на лесной дороге, оторвалась от сотрудников УГМК, и пробы были сделаны на двух других точках в их отсутствие.

 

 

Мало того, в кузове с этими пробами бесконтрольно (со стороны УГМК и Росприроднадзора) ехал муж Квашниной Константин Возьмитель.

 

 

Отсутствие представителей УГМК при заборе проб, автоматически делает ничтожным протокол взятия этих проб, и чиновница Квашнина не может этого не знать.

 

Получается, что Квашнина устроила провокацию, да еще и за государственный счет — потому что, вину за сорванные ею исследования она попыталась возложить на УГМК, через СМИ, которые пока еще верят Квашниной на слово.

 

Такое странное поведение, на наш взгляд, допустимо для “белоленточных” активистов, но никак не для государственной чиновницы, даже бы и не в рабочее время. «Выступать» по сценарию, характерному для “белоленточных” активистов, нацепив при этом на грудь бляху государственного инспектора – по нашему мнению, для руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения недопустимо.

 

Так и было принято нами решение провести собственное журналистское расследования, в ходе которого выяснить, что же на самом деле происходит с экологией рек на севере Свердловской области, кто или что в этом виноваты, и почему чиновница Федерального государственного бюджетного учреждения Анна Квашнина, по сути, дезинформирует руководство и общественность.
Ведь, без правильного диагноза невозможно назначить правильное лечение, а на основании дезинформации не получится принимать верные решения реагирования.

 

Поскольку в ходе журналистского расследования мы должны узнать точку зрения всех участников конфликта, и постараться выстроить логику каждого из них, а затем сравнить их с проверяемыми фактами и документами, мы официально задали вопросы Анне Квашниной. И показываем, что она прислала в ответ.

Что прислала Анна Квашнина в ответ на наши вопросы по существу её действий

 

 

ПЕРВЫЙ БЛОК ВОПРОСОВ

 

Вопрос редакции:

 

  1. Уважаемая Анна Евгеньевна, кто Вы по образованию? Какое учебное учреждение окончили, когда, по какой специальности, с каким средним баллом диплома?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Нас удивил отказ руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения пояснить подробности о ее образовании.

Тем более, на сайте ФГБУ, возглавляемого Анной Квашниной, указано, что Анна Евгеньевна Квашнина окончила Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, по специальности — «биолог, преподаватель биологии и химии», специальность по дипломной работе – зоология, этология. Год окончания ВУЗа не указан.

Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

 

И, если в отношении информации о среднем балле диплома Анны Квашниной о высшем образовании еще можно предполагать, что Анна Евгеньевна его стесняется, то для чего руководитель ФГБУ решила утаить от нас информацию о своем образовании — непонятно.

 

Отметим, что неделю назад госпожа Квашнина наоборот намеревалась подробно проинформировать нас о своем образовании, но теперь вдруг передумала.

 

Между тем, по нашему мнению, образование Анны Квашниной – информация очень важная для понимания степени ее компетентности в вопросах, где она, по сути, берется предъявлять обвинения отдельным коммерческим структурам и ставит под сомнения выводы профильных специалистов.

 

 

Вопрос редакции:

  1. Какие требования к образованию директора заповедника предъявляет Закон? В каком нормативном акте мы можем ознакомиться с этими требованиями? Где он находится?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции: 

Очень жаль, что госпожа Квашнина не помогла нам разобраться в вопросе, который она, несомненно, хорошо знает.

Но, раз госпожа Квашнина считает, что нам лучше поинтересоваться этим у ее руководства в Минприроды, мы так и поступим.

 

 

Вопрос редакции:

  1. Руководитель какой структуры и кто персонально назначил Вас директором заповедника? 

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Отметим, что на этот вопрос Анна Евгеньевна дала исчерпывающий ответ, позволяющий добраться до сути происходящего.

Действительно, по адресу http://bus.gov.ru/pub/info-card/155082?activeTab=1 размещена копия приказа №1801-к от 23.07. 2003 г. о назначении Анны Евгеньевны Квашниной на должность директора государственного природного заповедника “Денежкин камень” с окладом согласно штатному расписанию и надбавкой к должностному окладу в размере 100 процентов “за сложность и напряженность в работе”.

Приказ подписал министр Министерства природных ресурсов РФ В.Г. Артюхов, на основании представления руководителя Департамента особо охраняемых природных территорий, объектов и сохранения биоразнообразия Амирханова А.М., и с согласия Квашниной А.Е.

 

ВТОРОЙ БЛОК ВОПРОСОВ

 

Вопрос редакции: 

  1. Действительно ли Константин Возьмитель и Роберт Карапетян являются сотрудниками ФГБУ, возглавляемого Вами? Если да – на каких должностях они работают?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Признаться, такой ответ чиновницы ФГБУ Анны Квашниной нас опять удивил.

Дело в том, что на сайте ФГБУ “Государственный заповедник Денежкин камень” даже на момент выхода наше статьи (т.е., уже после получения нами ответов Анной Квашниной) содержится информация, что Константин Возьмитель и Роберт Карапетян в настоящее время работают в этом учреждении.

Там же указано, что Константин Анатольевич Возьмитель — Старший государственный инспектор в области охраны окружающей среды, а Карапетян Роберт Каренович — Пресс-секретарь.

 

Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

Скриншот с сайта ФГБУ Государственный заповедник «Денежкин камень»

 

Информацию о своей работе в ФГБУ возглавляемом Анной Квашниной, Возьмитель и Карапетян также подтверждают и в своих социальных сетях, и блогах.

Поэтому, скрытность госпожи Квашниной в данном вопросе вновь оказалась совершенно нам непонятна.

 

Вопрос редакции:

  1. Правда ли, что Вы состоите в браке с Константином Возьмителем, находящимся в Вашем подчинении?

     

    Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

На первый взгляд, по этому вопросу ответ Анны Квашниной выглядит логичным – ну, в самом деле, казалось бы, какая разница, кто с кем в браке состоит?

Однако не всё так просто.

Дело в том, что в России действует федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», который, в том числе, ограничивает некоторые формы совместной работы родственников в государственных структурах.

Прежде всего, эти ограничения направлены на снижения рисков финансовых и карьерных злоупотреблений в системе государственной службы. Например, выписывать премии родственнику, находящемуся в подчинении, осуществлять в отношении него контрольные функции или продвигать его по службе, используя начальственные возможности – не во всех случаях поощряется.

Может быть, госпожа Квашнина что-то знает в этом контексте такое, о чем не хотела бы рассказывать?

Впрочем, отказ вообще говорить на данную тему, в любом случае, настораживает. Видимо, нам придется адресовать этот вопрос в прокуратуру. Прокурору госпожа Квашнина не сможет отказать в прояснении вопросов, связанных с исполнением ею требований законодательства.

Скрытность чиновницы Квашниной по данному вопросу выглядит тем более странно, если принять во внимание, что в марте 2018 г. Анна Квашнина выложила в своем Фейсбуке  крупным планом, в открытый доступ, штамп из паспорта о браке с человеком, данные которого совпадают с опубликованными на сайте ФГБУ сотрудника Константина Возьмителя.

Скриншот из Фейсбука Анны Квашниной. Часть информации заретуширована нами, тогда как в посте Квашниной никакой ретуши нет и вся информация отчетливо читается.

Причем ссылка из поста Квашниной на профиль гражданина, обозначенного ею как супруг, в Фейсбуке ведет на страницу пользователя “Костя Возьмитель”, фото которого совпадает с фото Старшего государственного инспектора в области охраны окружающей среды Возьмителя К.А. на сайте ФГБУ.

 

Вопрос редакции:

  1. Правда ли, что Константин Возьмитель и Роберт Карапетян ехали в кузове грузовика, где в этот момент находились пробы, сделанные сотрудниками Росприроднадзора?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

На наш взгляд, госпожа Квашнина здесь частично говорит правду и даже предоставляет новую информацию, но при этом и во многом лукавит.

Анна Квашнина подтвердила, что ее сотрудники Роберт Карапетян и Константин Возьмитель ехали в кузове с пробами воды (как минимум, в отношении Возьмителя эта информация совпадает с той, что есть на видеозаписях с места событий).

Она рассказала также, что далее пробы воды ехали в автомобиле с сотрудниками ее оппонентов – компании УГМК. Это новая для нас информация, мы будем уточнять ее непосредственно в УГМК и расскажем о результатах.

Но, в то же время, Анна Квашнина делает заявления, которые, по нашему мнению, противоречат видеозаписям с места событий.

В частности, на видеозаписи мы увидели, что госпожа Квашнина под разными предлогами пыталась отказаться (и в итоге отказалась) отправляться делать пробы в том составе, который  был запланирован сотрудниками Росприроднадзора в их письме предприятию «Святогор», входящего в УГМК. Это письмо определяло численность участников со стороны заповедника, что требовалось, с точки зрения обеспечения режима безопасности. Роспотребнадзор составил списки, подал их в «Святогор», но затем Анна Квашнина без предупреждения увеличило количество участников. По-видимому, она делала это сознательно, дабы провести провокацию —  учитывая, как далее развивались события.

Если бы всё обстояло было так, как написала нам Анна Квашнина, она бы, как нам представляется после просмотра видео, приняла условия Росприроднадзора – и поехала бы в составе, определенном их заявкой сама, либо отправила кого-то из сотрудников. Но вместо этого Квашнина отказалась ехать на данную точку вообще.

Вот видеозапись, о которой мы говорим:

 Почему слова Анны Квашниной противоречат, как нам видится, видеозаписи – нам пока непонятно. Это требует дальнейшего прояснения.

 

Вопрос редакции:

  1. Как могло случиться, что Вы, будучи опытным государственным чиновником, руководителем ФГБУ, и зная, что у Вас спорная ситуация с предприятием «Святогор», допустили, что машина с сотрудниками «Святогора» отстала, а затем не приняли мер к тому, чтобы сотрудники «Святогора» были на месте взятия проб?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Мы внимательно прочитали статьи законов, на которые сослалась госпожа Квашнина, но так и не смогли понять, какое отношение они имеют к нашему вопросу.

Из видеозаписи, приведенной выше, следует, что Анна Квашнина сначала, на наш взгляд, сорвала взятие проб в том составе участников, который был согасован и заявлен Росприроднадзором. А потом оторвалась от сотрудников УГМК на лесной дороге.

Таким образом, как мы видим ситуацию, пробы не были взяты на первой точке из запланированных вообще, а на двух других были взяты без подписи второй стороны конфликта?

Почему тогда, вместо объяснения своих действий, Анна Квашнина ссылается на статьи законодательства, которые, на наш взгляд, не имеют отношения к смыслу вопроса – непонятно.

Возможно, госпожа Квашнина просто не смогла придумать оснований, чтобы не отвечать, а отвечать по существу не захотела?

Наверное, и этот вопрос, неотвеченный госпожой Квашниной, нам придется адресовать прокуратуре и просить выяснить обстоятельства, причины, последствия поведения госпожи Квашниной в рабочее время, а также дать им правовую оценку.

 

 

Вопрос редакции:

  1. Вы отдавали себе отчет в том, что без подписи представителей «Святогора» в протоколе забора проб и контроля за тем, как пробы доставляются в лабораторию, протокол может быть признан недействительным, и тогда все средства, потраченные государством на Ваш дневной вояж по лесу, окажутся потраченными впустую?

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции: 

На наш взгляд, этот ответ госпожи Квашниной противоречит ее заявлению на видеозаписи, что она не поедет брать пробы в первой точке, а также заявлению ее подчиненного и одновремено мужа Константина Возьмителя на той же записи, что он ее не отпустит (без своего сопровождения) брать пробы на первой точке.

 

Вопрос редакции:

  1.    Прошу прислать Положение о ФГБУ, возглавляемом Вами, а также должностные инструкции Константина Возьмителя и Роберта Карапетяна, либо указать ссылки на сайт Вашего ФГБУ, где они находятся. Самостоятельно эти документы мы не смогли найти.    

 

Ответ Анны Квашниной:

 

Комментарий редакции:

Ответ госпожи Квашниной о том, что положение о Заповеднике «Денежкин камень» есть «в справочной правовой системе», пожалуй, еще можно принять, учитывая, что она сослалась на конкретный Приказ Минприроды.

Но вот отказ госпожи Квашниной показать содержание должностных инструкций сотрудников, замещающих должности в Федеральном государственном бюджетном учреждении, возглавляемом Квашниной, намного непонятнее.

Да, возможно, в должностных инструкциях  конкетных сотрудников есть персональные данные, отсутствующие в открытом доступе (например, их домашние адресав). Но ничто не мешает Квашниной закрыть эту информацию – ведь нас интересует лишь то, чем должны заниматься сотрудники Карапетян и Возьмитель, а что, соответственно, выходит за рамки их занятий в оплаченное государством время. А еще проще прислать саму инструкцию: ведь они, скорее всего, написаны под должность и одинаковы для тех, кто эту должность замещает.

Поэтому, мы склонны полагать, что госпожу Квашнину, вероятно, беспокоит несоответствие писанных обязанностей Старшего государственного инспектора в области охраны окружающей среды Константина Возьмителя тому, что он по факту делал на видеозаписи с места, где Квашнина, по сути, срывала забор проб. Тем более, что шлагбаум «Святогора», как и место забора проб воды находятся за пределами заповедника «Денежкин камень», в котором в это время, по-видимому, должен был трудиться в рамках своей должностной инструкции Константин Возьмитель.

Это, конечно, лишь гипотеза, но иначе сложно объяснить, почему госпожа Квашнина так скрытничает по этому поводу.

 

Выводы

Таким образом, отрадно, что руководитель Федерального государственого бюджетного учреждения Анна Квашнина не стала совсем уж отмалчиваться в ответ на заданные ей по существу ее деятельности вопросы и ответила по существу, хотя бы на некоторые из них.

Вместе с тем, печально, что чиновница ФГБУ не прояснила ситуацию, которую мы были склонны рассматривать как попытку провокации, а также как заведомо бессмысленную трату ресурсов государства.

Версия о вероятной провокации со стороны Анны Квашниной возникла из-за того, что чиновница поступала так, как показано выше, хотя она осведомлена о правилах составления документов по спорным ситуациям – как в силу специфики работы Государственным инспектором, так и в силу прямого вопроса сотрудника Росприроднадзра о том, подпишет ли каждая из сторон конфликта протокол забора проб.

К сожалению, присланные госпожой Квашниной ответы не сняли эту версию, а скорее даже усилили ощущение, что Квашнина пытается скрывать существенные факты, т.к. понимает, что они противоречат тому, для чего государство платит ей зарплату и 100-процентную надбавку к должностному окладу “за сложность и напряженность в работе”.

Вот уж точно, Минприроды не станет считать, что, когда руководитель ФГБУ, относящегося к Минприроды, бессмысленно гоняет по лесу двух сотрудников Росприроднадзора, также относящегося к Минприроды и двух своих подчиненных (а с водителем — видимо, даже трех — это и есть та самая “сложность и напряженность в работе”, за которую надо доплатить второй оклад.

За такую “сложность и напряженность в работе”, по нашему мнению, надо не доплачивать, а вычитать из зарплаты чиновника бесполезные расходы, понесенные государством по его прихоти.

В связи с этим, мы вынуждены адресовать наши вопросы и ответы госпожи Квашниной на них в Минприроды – начальству чиновницы, а также в прокуратуру. Раз чиновницы ФГБУ не хочет (или не может)  прояснить ситуацию, а ситуация эта порождает обоснованные сомнения в добросовестности чиновницы — значит, надо просить вмешаться тех, кому она не сможет отказаться отвечать на вопросы по существу.

 

Автор: Евгений Ющук

Прямая трансляция новостей — vk_intermonitor

Tags: , , , , ,