- Новости

Уголовное дело в отношении руководства Межрегиональной ФМБА становится всё более вероятным?

В распоряжение редакции Интермонитора попал документ, который, возможно, сыграет роковую роль в судьбе чиновницы Межрегиональной ФМБА Татьяны Бавенковой, действия которой в отношении полигона “Утилис” в настоящее время проверяются прокуратурой.

Почему Татьяна Бавенкова оказалась под проверкой Генпрокуратуры?

 

Напомним, что в ходе журналистского расследования были выявлены признаки возможного превышения должностных полномочий Татьяной Бавенковой, а статья Уголовного Кодекса “Превышение должностных полномочий” – одна из наиболее часто звучащих при “посадках” чиновников.

 

Бавенкова Татьяна Геннадьевна возглавляет Межрегиональную ФМБА в Новоуральске – организацию, на которую в городах Росатома возложены функции Роспотребнадзора, т.е. — санитарно-врачебные.

 

Задача санитарных врачей в России – определение опасных веществ в воздухе, почве и воде населенных пунктов, сравнение с установленной предельно допустимой концентрацией (ПДК) и предотвращение вреда человеку, если таковой будет отмечен.

 

Полигонами отходов же занимается Минприроды, и оценивает их опасность с точки зрения вреда окружающей среде. Для того, чтобы с полигона в окружающую среду не попали опасные вещества, существуют предусмотренные проектами при строительстве полигонов нормы.

 

Поэтому, Т. Г. Бавенкова могла давать разрешение на строительство полигона – с позиций того, нет ли совсем рядом школ или детских садов, не делается ли забор питьевой воды поблизости, и так далее.

Она могла также после начала эксплуатации полигона проверить условия труда работников этого объекта.

 

Кстати, в 2015-м году и ранее – т.е., когда на “Утилисе” еще делались захоронения, ФМБА под руководством все той же Бавенковой этим и занималась. И максимум, что ее встревожило, были просроченные респираторы. Естественно, “Утилис” тогда заменил их на непросроченные. Других замечаний к полигону ФМБА, насколько нам известно, не озвучила.

 

А весной 2016-го года “Утилис” был продан новым владельцам. Эти люди прекратили практику захоронений и даже стали рекультивировать ранее захороненные предшественниками отходы.

 

Вероятно, их Бавенкова сочла людьми неопасными, в отличие от предыдущих – имевших серьезную власть в городе. И “наехала” на полигон, вступив в непонятные отношения со скандально известным общественником Аверьяновым.

 

В подоплеке отношений чиновницы и “общественника”, не имеющего понятного новоуральцам официального оплачиваемого места работы, еще предстоит разобраться, но уже сейчас видно, на наш взгляд, что эти отношения очень похожи на сговор.

 

И вот, Бавенкова закрывает полигон на 90 дней на основании некой классификации класса опасности веществ, да при этом так оформляет протокол, что Областной суд не признал его процессуально значимым документом. И даже в этом процессуально незначимом “документе” у Бавенковой написано, что “Утилис” не причинил вреда ни природе, ни людям.

 

Удивительно, но ФМБА принесла в суд собственное заключение о безопасности полигона«Утилис» для человека и окружающей среды, и на этом основании потребовала приостановить работу предприятия. Это также укрепило предположения о вероятной коррупционной составляющей в действиях Татьяны Бавенковой. Впрочем, этот странный документ был составлен учреждением Бавенковой с таким количеством процессуальных нарушений, что суд изъял его из перечня допустимых доказательств целиком.

 

В свете безопасности “Утилиса” как для природы, так и для жителей Новоуральска, логично выглядит, почему Бавенкова, как главный санитарный врач, не принимала никаких мер для срочного лечения сотрудников “Утилиса”, которые ежедневно бывают на якобы опасном полигоне: она знала, что их здоровью ничего не угрожает.

 

Однако, в этом плане еще более странным и коррупционно мотивированным выглядит участие чиновницы ФМБА в спектакле, организованном «общественниками» для запугивания населения Новоуральска и распространения паники среди горожан.
Бавенкова не только не приняла никаких мер для того, чтобы успокоить людей, но и поучаствовала в фарсе, нарядив в защитные костюмы своих  сотрудников – которые стояли в двух шагах от людей без  элементарной защиты, собиравших какие-то пробы на полигоне, и спокойно на это взирали.

 

Неудивительно, что многие в Сети провели аналогии с провокацией британских спецслужб по «делу Скрипалей».

 

Поэтому когда Бавенкова не просто стала открыто подыгрывать провокаторам, сеявшим необоснованную панику среди новоуральцев, но и остановила на 90 дней законно работающее предприятие, в дело вмешались правоохранительные органы.

 

Потому что, не Бавенкова и не Минздрав, а Минприроды устанавливает класс опасности отходов для окружающей среды, с учетом реальной опасности, и с учетом правил размещения таких отходов на полигонах.

Известно, через сколько лет такой отход перестанет вредить природе, и это также лежит в основе как определения класса опасности, так и проектирования полигона — от момента размещения отхода, до момента рекультивации.

 

Бавенкова вторглась в епархию другого министерства. Если бы Татьяна Бавенкова – должностное лицо в структуре Минздрава — вторгалась в епархию другого министерства путем переписки с Минприроды, это бы не вызвало никаких проблем. Это называется межведомственным взаимодействием, и оно проводится на уровне министерств и ведомств постоянно.

 

Но Бавенкова оформила процессуально незначимую «филькину грамоту», в которой сама же признала безопасность «Утилиса», применила в этой «филькиной грамоте» классификацию, которая вообще лежит «вне закона» и не предусмотрена Федеральными законами, наплевала на законную классификацию, которую еще недавно признавала (когда выдавала заключение на полигон) – и с таким набором приостановила работу частного предприятия, да еще и попыталась отозвать санитарно-эпидемиологическое заключение.

 

 

Письмо Минприроды подтвердило, что Бавенкова не имела законных оснований устанавливать класс опасности для природы – и Минздрав это тоже знает

 

А «Утилис» не стал молча терпеть чиновничий произвол и отправился в суды, а также написал в Минприроды и в Администрацию Президента России о происходящем.

 

И вот пришел ответ Минприроды, который, как мы уже сказали, может стать фатальным для госчиновницы. Из ответа Минприроды следует что:

 

  • и Минприроды, и Минздрав установили: нет в России никакой законной классификации опасности веществ для окружающей среды, кроме той, что существует у Минприроды, которому и поручено это делать;

 

  • дело Минздрава – рассказать Минприроды, какие мутагенные вещества он нашел, в процессе наблюдения за заболеваемостью, и попросить включить эти параметры в определение уполномоченным на это  Министерством природных ресурсов класса опасности для окружающей среды (а в том, что речь идет о новых и сложных веществах, сомнений нет, т.к. с простыми в этом плане давно всё известно);

 

  • Минздрав может просить Минприроды учитывать эпидемиологическую опасность отходов (т.е. ситуация относится к биологическим отходам, которые могут стать источником распространения инфекций, вызывающих эпидемии – например, трупы животных, перевязочный материал из гнойной операционной и т.п.).

 

 

Однако, отходы, за которые Бавенкова закрывала «Утилис», не являются ни новыми сложными веществами (в редакции есть паспорта этих отходов, и из них видно, что там химический состав известен, это вещества из неорганической химии и они давно изученные), ни биологическими отходами, способными распространять инфекции.

Как мы видим, единственное, что в моментах, которые обсуждались между Минздравом и Минприроды имеет отношение к «Утилису» — это доказательство отсутствия каких-либо законных классификаций отходов, кроме той, что есть у Минприроды.

 

 

Получается, что Татьяна Бавенкова приостановила работу легально работающего предприятия, безвредность которого для окружающей среды и для человека сама же подтвердила – не имея никаких законных оснований? Т.е., противозаконно?

 

Впрочем, правовая оценка действиям чиновницы Бавенковой в полном объеме еще не дана – для полной квалификации и отличия преступления от нерадивого исполнения своих обязанностей чиновником, в частности, силовикам надо установить мотив, которым руководствовалась чиновница.

 

Отметим, что ранее у правоохранителей уже были вопросы к Татьяне Бавенковой. В частности, Татьяна Геннадьевна Бавенкова проходила подозреваемой по уголовному делу, связанному с вероятной растратой.
Это уголовное дело возбудил Новоуральский Следственный комитет 05.08.13 по 160-3 УК РФ («Присвоение или растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере»).

По итогам расследования через прокурора, определившего подследственность, это дело 14.11.13 было направлено в МУ МВД РФ по Новоуральскому ГО для дальнейшего расследования (на тот момент у Бавенковой был статус подозреваемой).

Затем дело было прекращено — за отсутствием в действиях Бавенковой состава преступления. В Новоуральске бытует слух, что причиной возбуждения уголовного дела и обретения госпожой Бавенковой статуса подозреваемой были якобы неправильно выписанные Бавенковой самой себе премии, и что она осталась несудимой, потому что якобы внесла эти излишне полученные деньги в сумме около 250 тыс. рублей. Однако в беседе с нашим корреспондентом госпожа Бавенкова сообщила, что она не вносила никаких средств, потому что в ее действиях не оказалось состава преступления.

 

Если это все же коррупция, то кто и зачем мог втянуть Бавенкову в такую опасную для нее авантюру?

 

Тут стоить отметить, что и Вадим Аверьянов, с которым Бавенкова, как нам кажется, вступила в сговор, является пиарщиком с крайне неоднозначной репутацией.

В частности, ранее Вадим Аверьянов был пиарщиком владельцев Овощебазы №4 (чем знаменита эта Овощебаза, можно прочитать, в частности, в материале издания «Московский комсомолец» «Бананы с кокаином»).
Кроме того, господин Аверьянов «засветился» в ряде событий, которые освещались СМИ как силовое «отжатие» активов.

 

Естественно, возникло несколько серьезных вопросов к чиновнице Бавенковой, и главный из них – зачем и на какой мотивации опытная чиновница предпенсионного возраста ввязалась в откровенно опасную для нее по последствиям авантюру на грани (а может быть и за гранью) Уголовного кодекса? 

В данный момент пока на первый план выходят две версии, и обе связаны с текущим переделом рынка отходов.

 

По одной из этих гипотез, возможно, кто-то из бывших владельцев «Утилиса» решил через Бавенкову вернуть контроль над ранее проданным активом, при этом оставив себе деньги, вырученные за продажу актива, приносящего официально более 30 млн. руб. прибыли в год.

 

По другой гипотезе, возможно, кто-то из тех, кто начал работать вместе с оператором отходов по Новоуральску («ТБО-Экосервис»), решил выгнать «Утилис» с полигона, а затем забрать его себе и открыться уже, якобы, «правильно».

 

В пользу версии вероятных действий кого-то из реальных (т.е., необязательно номинальных) бывших владельцев «Утилиса» говорит, на наш взгляд, один важный момент: «активист» Аверьянов тщательно обходил молчанием вопрос о том, что «Утилис» после 2016 года – это совершенно другие люди, которые не только ничего не захоронили на этом полигоне, но еще и рекультивируют (т.е. полностью обезвреживают) старые отходы, сделанные предшественниками.

 

По данным Контур.Фокус, ныне в ООО «Утилис» единственный учредитель, и появился он весной 2016 года. Продажа ему в конце марта 2016 года предыдущими владельцами «Утилиса» подтверждается и жителями Новоуральска, следящими за ситуацией. Нынешний директор Утилиса Андрей Овчинников, согласно данным Контур. Фокус, также появился в 2016 году, примерно через полгода после приобретения «Утилиса» нынешним владельцем

 

Да и «безрассудная отвага» Бавенковой, в таком случае, может иметь объяснение ее уверенностью в том, что «большой дядя» прикроет от проблем, а нынешний владелец «Утилиса» не справится с «наездом» чиновницы, уверенной в своей безнаказанности.

 

Если же верна гипотеза о попытке устранении «Утилиса» в интересах структуры, формируемой ныне «ТБО-Экосервис», то тогда может идти речь о том, чтобы забрать немалую часть его клиентов на другой полигон, например, «Ритуал».

 

Кстати, по «Ритуалу» Бавенкова занимает довольно странную позицию: она не отвечает на журналистские запросы о наличии, либо отсутствии вокруг «Ритуала» санитарно-защитной зоны. Редакция Интермонитора даже была вынуждена попросить Прокуратуру Новоуральска привлечь руководство Межрегиональной ФМБА к административной ответственности за отказ в предоставлении информации.

Такой диссонанс – активнейшее нападение на «Утилис» при замалчивании информации по «Ритуалу» — также бросается в глаза.

 

Безусловно, это лишь версии, утверждать, что они верны пока что нельзя, их надо проверять.

 

Но, в любом случае, мы видим ситуацию, когда чиновница в унисон с сомнительным «активистом» , по сути, участвовала в обмане населения, прекрасно зная, что людей запугивают неосновательно.

 

Мы будем наблюдать за развитием событий.

 

 

Евгений Ющук, Мария Залесова

в рамках журналистского расследования специально для сетевого издания «Интермонитор»

 

 

ТАКЖЕ ПО ЭТОЙ ТЕМЕ:

 

Путин говорил о коррупции в ФМБА Новоуральска? Мы обратились в Генеральную прокуратуру по событиям в этом городе

 

Предприниматели Новоуральска заподозрили главу Управления федеральной службы в превышении должностных полномочий. Разбираться будут силовики

 

Новоуральск пугали по кальке с «Дела Скрипалей». «Сельский вариант» провокации оказался хуже британского оригинала

 

Фейковые «экологи» Новоуральска «нашли» 3.5 кг мышьяка в 1 кг почвы и «не заметили» гору в родном городе

 

Новоуральская сага об «Утилисе»: ФМБА подала кассацию, чтобы оттянуть окончание прокурорской проверки своей деятельности?

 

Сергей Колясников: «Они скоро федеральные трассы закрывать начнут за переизбыток асфальта»

 

Агрессивные дилетанты в Новоуральске «споткнулись» на свалке о детей и их мам, оказавшихся профессиональными экологами

 

Зачем чиновница и активист «наехали» в Новоуральске на людей, подчищающих экологические проблемы за предшественниками? Это не рейдерство или коррупция?

 

Прямая трансляция новостей — vk_intermonitor