- Новости

Василий Ющук: я считаю, зря они затеяли фейки с «буллингом». Дешёвые провокации выходят боком самим «затейникам»

Между руководителем заповедника «Денежкин камень» и главным редактором Интермонитора существует давний конфликт, связанный с журналистским расследованием о признаках вероятной коррупции в заповеднике.

Руководство заповедника «Денежкин камень» попыталось поднять волну на теме якобы «кибербуллинга», которому также якобы подвергся совершеннолетний сын директора заповедника Фома Возьмитель — ныне учащийся одного из московских ВУЗов.

Со слов руководителя заповедника, к её совершеннолетнему сыну в личных сообщениях обратились с просьбой о помощи некие незнакомки, сообщившие, что они работают на полиграфе, и это руководители «Денежкиного камня» попытались назвать буллингом.

История, что называется, изначально «не взлетела», но окончательно похожей на провокацию она стала после того, как издание «Накануне.ру» опубликовало скриншоты тех самых обращений в «личку».

Обращения двух специалистов по работе на полиграфе с вежливой просьбой о помощи в получении приза на конкурсе в рамках конференции полиграфолгов. Руководитель «Денежкиного камня» попыталась назвать это «буллингом». В результате многие расценили её поступок как провокацию, с целью остановить журналистское расследование её деятельности в должности руководителя Федерального государственного бюджетного учреждения.

 

Отметим, что определенные сомнения в искренности волнения госпожи Квашниной возникли сразу после прочтения Твиттера и ВКонтакте господина Возьмителя-младшего.

 

Дело в том, что его риторика содержит такие выражения, которые нельзя публиковать в СМИ. Причем он не ругается, а просто разговаривает этими словами.

 

Это вполне обычная ситуация для многих молодых людей (мы не будем оценивать, хорошо это, или наоборот плохо), однако при таком наборе данных сложно поверить в то, что молодого человека могли шокировать вежливые просьбы о помощи, причем высказанные, не скрывая, для чего такая  помощь понадобилась.

 

Редакция Интермонитора покажет в подробностях, что это был за конкурс и как ситуацию оценивают Фома Возьмитель и Василий Ющук, ставшие усилиями Анны Квашниной центральными фигурами этого сюжета.

 

Что было вынесено на конкурс?

Василий Ющук рассказал об этом на своем сайте, в заметке «Мини-кейс с конференции полиграфологов»:

«17 мая 2019 года на конференции «Реальная практика полиграфологов VII» показывал слушателям инструменты, с помощью которых можно найти информацию о человеке еще до встречи с ним. Например, если у вас состоялся первый разговор с соискателем, и вы готовитесь к собеседованию, или ждете человека для проверки на полиграфе, и хотите подготовить вопросы, ответы на которые будете знать заранее.

В качестве небольшого практического задания был дан мини-кейс, который приведен ниже. В обсуждении его решения в соцсетях после выступления оказалось, что некоторые люди уверены, будто это задание нельзя решить, не задав вопросы человеку напрямую. Уверен, многие уже поняли, как найти эту информацию в Интернете, тем не менее показываю ход его выполнения.

Поскольку первоначальный объект изучения удалил данные со страницы — покажу на вымышленном объекте. Само задание:

1.По нику заходим на страницу  человека и прямо в его профиле обнаруживаем адрес дома, который он сам там опубликовал.

 

 

Чтобы определить, какое муниципальное учреждение напротив этого дома — надо посмотреть Гугл- или Яндекс Панорамы.

В Яндексе ответ лежит на поверхности — прямо на карте подписано, что напротив Ленина 34 находится североуральский роддом:

 

Ответ в Яндексе уже найден, зато в Гугле на этот роддом можно даже посмотреть. Панорам города в Яндексе не оказалось:

2. Для выполнения второго задания надо задуматься, какой текст может быть на странице, где указан вступительный балл человека.

Обычно в таких документах есть имя человека и слово «балл». Находим отчество человека на его же странице ВКонтакте, чтобы искать не по всем Константинам Выдриным, а более точно — по Выдрину Константину Андреевичу. Далее забиваем в Яндекс «Выдрин Константин Андреевич балл» — и на первом же месте находим приказ о зачислении человека в ВУЗ, где указан вступительный балл:

 

То, что это именно наш Выдрин — подтверждается тем, что ВУЗ и год зачисления совпадают с указанными на странице ВКонтакте.

Отмечу, что выполнение подобного поиска информации по открытым источникам является полностью легальным и этичным».

 

Мнение студента Фомы Возьмителя по этой ситуации

 

Мнение Фомы Константиновича Возьмителя наиболее подробно изложило издание «Накануне.ру». Мы приведем полную цитату:

«Студент поясняет, что страницу он зарегистрировал очень давно и, возможно, по неопытности указал домашний адрес. Однако до последнего момента неприятностей из-за этого не возникало. Сам Возьмитель считает произошедшее чем-то похожим на кибербуллинг, но не исключает, что Ющyк мог непреднамеренно «натравить» на него полиграфологов – эксперт не смог подготовить персонажа для анализа из круга знакомых, а страница Возьмителя оказалась «в закладках» из-за разбирательств с «Денежкиным камнем». «Нужно вежливо предупреждать человека, которого используют в качестве задачи на конкурсе, спрашивать, не против ли он. Господа Ющyки этого, очевидно, не понимают», — говорит Фома».

Оценка ситуации экспертом конкурентной разведки Василием Ющуком

«Ни я, ни Фома не связаны с конфликтом между главным редактором Интермонитора и директором «Денежкиного камня». Но я изучал ситуацию в качестве журналиста — и когда отсматривал окружение руководителей заповедника (так мы и выявили, что друг госпожи Квашниной посещал заповедник, хотя с её слов, это запрещено) у меня перед глазами был пример Фомы Возьмителя. Это один из немногих пользователей «ВКонтакте», который решил выложить свой полный адрес вместе с номером дома прямо в профиле — чем и запомнился.

В выступлении для полиграфологов я рассказывал, как найти информацию о собеседнике еще до встречи с ним и дал практическое задание. Причем устно я пояснил, как искать информацию, речи о каком-то взаимодействии с Фомой не шло, нужно было работать с его аккаунтом и Яндексом. Пара человек решили написать Фоме, это их личная инициатива, и все возможности для этого были в наличии – аккаунт был открытым. Причем, те, кто писали Фоме, как мы затем узнали от друзей госпожи Квашниной, были преимущественно дамами и просили Фому им помочь в получении приза — что даже теоретически травлей (буллингом) назвать невозможно.

Я считаю, что действовал в полном соответствии с этикой,  т.к. личные данные были общедоступными, и Фома, согласно Правил пользования ВКонтакте, уже дал согласие любому пользователю их читать .

 

Скриншот Правил пользования из социальной сети ВКонтакте

 

Скриншот Правил пользования из социальной сети ВКонтакте

 

В бурном обсуждении темы меня пытаются связать с конфликтом вокруг руководства «Денежкиного камня» и через это притормозить расследование, давят на главного редактора Интермонитора Евгения Ющука, который действительно с конфликтом связан, т.к. он и ведет журналистское расследование деятельности руководства государственного бюджетного учреждения «Денежкин камень».

Однако инициаторы этой, по моему мнению, провокации «прокололись» на нескольких моментах.

Во-первых, идея повесить ярлык «кибербуллинга» возникла лишь где-то через пять дней после инцидента.

Во-вторых, кибербуллинг — это умышленное действие, направленное на травлю, и обычно длительное. Здесь же мы имеем дело с однократной просьбой о помощи , причем несанкционированной. Это никак не кибербуллинг, его тут даже за уши не притянуть.

И, в-третьих, читая комментарии и посты тех, кто пытался «раскачать» эту историю, не стоящую выеденного яйца, я заметил, как одна из помощниц госпожи Квашниной в пылу полемики проговорилась, что их целью было — заставить журналистов замолчать».

 

Люди, продолжающие некритично относиться к заявлениям госпожи Квашниной, пытались помочь ей советом — как защитить «малыша, подвергшегося нападению» посторонних людей. И тут, на наш взгляд, Анна Евгеньевна Квашнина показала, что она самой ситуацией не обеспокоен. пожалуй, это также говорит в пользу версии  о попытке сознательной провокации со стороны руководителя госструктуры. Скриншот из Facebook

 

Справочная информация

1. Информация взятая из публичных источников, да еще если она выложена самим владельцем персональных данных, не является охраняемыми законом персональными данными.

Закон «О персональных данных», Статья 6. Условия обработки персональных данных

1. Обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных настоящим Федеральным законом. Обработка персональных данных допускается в следующих случаях:
…..

10) осуществляется обработка персональных данных, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных либо по его просьбе (далее — персональные данные, сделанные общедоступными субъектом персональных данных);

2. Сведения, выложенные самим гражданином в публичный доступ, не охраняются в рамках статьи о неприкосновенности частной жизни, Отмечу, что Вы, насколько я помню, прямо смотрели в интернет-полемике на текст этой статьи и, вероятно, даже не поняли, что прочитали.

ГК РФ Статья 152.2. Охрана частной жизни гражданина
(введена Федеральным законом от 02.07.2013 N 142-ФЗ)

«1. Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.
Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле.

 

Что на данный момент показало расследование Интермонитора по работе руководства государственного бюджетного учреждения «Денежкин камень»

 

Евгений Ющук:

«В двух словах.

Мы ведем журналистское расследование деятельности руководства заповедника «Денежкин камень» (это, напомню, государственное бюджетное учреждение), к которому у нас есть масса очень серьёзных вопросов. Руководство «Денежкиного камня» пытается скрывать информацию, рассказывать журналистам часть правды и так далее.

Мы пробиваемся в расследовании через различные препятствия, создаваемые нам госпожой Квашниной (начиная с попыток сокрытия ею информации и заканчивая попытками травли нас через своих друзей) и наши находки постепенно заставляют госпожу Квашнину начинать работать корректно, а то и находят отражение в решениях Минприроды:

kvashnina-anna-evgenjevna-denezhkin-kamen-minpriro.png
Письмо Минприроды о том, что находки Интермонитора в отношении работы руководства ФГБУ, возглавляемого Анной Квашниной, частично подтвердились, в ходе выездной проверки Минприроды. А также, что госпожа Квашнина привлечена , в результате, к дисциплинарной ответственности. В настоящее время редакция направила запрос в министерство, попросив рассказать конкретнее — что именно нашло подтверждение
Кроме того, очень наглядно было, когда госпожа Квашнина попыталась рассказывать, что она, якобы, официально не выступала против экологического туризма, который она обязана развивать как руководитель государственного бюджетного учреждения. Потом возмущалась, что мы выкопали газету, которая показывает это с другой стороны:

 

Заметка из североуральской газеты, в которой Анна Квашнина рассказывала, почему будет бороться против туризма в заповеднике. Напомним, развитие экотуризма — приоритетная задача Минприроды, в подчинении которого находится госпожа Квашнина

 

Квашниной активно оказывают всемерную поддержку  в соцсетях ее муж Константин Возьмитель, и зам. Квашниной по науке Надежда Владимирова.

Это — малая часть заявлений топ-менеджеров Денежкиного камня в соцсетях, причем как раз по вопросу отрицания экотуризма, который, напомним, продвигает непосредственное начальство Квашниной — Минприроды.

Зам. Квашниной по науке Надежда Владимирова как раз пишет (нецензурное мы заштриховали):

А это — Старший государственный инспектор «Денежкиного камня», а по совместительству муж и подчиненный Анны Квашниной Константин Возьмитель:

2019 год:

2013 год:

 

Отметим, что главный редактор Интермонитора  Евгений Ющук был первым, кто поставил и обосновал доказательно вопрос о том, что Анна Квашнина как руководитель заповедника «Денежкин камень», по сути саботирует решения государства по экологическому туризму.
Впоследствии с его оценкой официально — в письмах на имя руководителя Минприроды — согласились сразу два Губернатора Субъектов федерации. Губернаторы попросили присоединить «Денежкин камень» к заповеднику, который показал яркие успехи в развитии экотуризма.

Министр природных ресурсов возражений по существу претензий к Квашниной, на наш взгляд, не высказал, но объединять «Денежкин камень» с более успешным заповедником пока не стал — решив, как мы поняли, ещё раз попытаться обеспечить работу по экотуризму в имеющейся организационной конфигурации.

Так что, на наш взгляд, госпожа Квашнина очень заинтересована в том, чтобы мы прекратили журналистское расследование её деятельности как директора бюджетного учреждения.

Это делает вполне рабочей версию, что Анна Евгеньевна Квашнина, возможно, сознательно попыталась объявить «кибербуллингом» совершенно безвредную историю, не имеющую отношения к её конфликту с журналистами, с главной целью: постараться заткнуть журналистам рот.

Есть в данной истории и еще одна странность, ранее не характерная для  конфликтов, подогреваемых госпожой Квашнной: в «разборе» этой истории приняли участие двое сотрудников Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) — профессор Наталья Петровна Рыжова и доцент Татьяна Николаевна Журавская.

Обе дамы заняли, на наш взгляд, нехарактерную для научных работников однобокую позицию и, как мы считаем, попытались трактовать по-своему Закон «О персональных данных» , Гражданский кодекс РФ и даже Пользовательское соглашение ВКонтакте.

Они по непонятной причине оказывались индифферентны к попытками показать им реальное положение дел.

А одна из них — госпожа  Рыжова — вообще сделала заявление, которое мы склонны считать вероятным признанием в попытке надавить на журналистов.

Впрочем, для того, чтобы понять истинные мотивы, цели и задачи дальневосточных преподавателей, в сферу деятельности которых, судя по перечню их работ, обсуждаемая проблематика, на наш взгляд, не очень вписывается, редакция Интермонитора направила им вопросы, проясняющие эти аспекты их участия в инциденте.

Кроме того, мы поинтересовались мнением ректора ДВФУ, господина Анисимова Никиты Юрьевича по ряду вопросов, которые вскрылись, в ходе общения с новыми участниками конфликта.

На момент данной публикации мы ответов не получили, но обязательно ознакомим наших читателей с ними, когда эти ответы к нам придут.

Мы будем следить за развитием событий

 

ДОПОЛНЕНО 30.05.2019 г

Уже после выхода нашего материала редакция Интермонитора связалась с полиграфологом, наиболее долго общавшейся с Фомой Возьмителем.

С разрешения полиграфолога, Евгений Ющук в своем блоге опубликовал  переписку, как она говорит, с Фомой Возьмителем (предварительно обезличив её).

Оказалось, что Фома Возьмитель два дня очень доброжелательно общался с полиграфологом, стараясь помочь именно ей выиграть конкурс

 

«Явно не хватало полной версии переписки Фомы с полиграфологом, которая выиграла приз. А о том, что она его выиграла Фома знал — это следовало из его комментариев, и тоже заставляло пристальнее смотреть на ситуацию

И вот, мы нашли эту специалиста-полиграфолога, попросили ее разрешить нам ознакомиться с перепиской между ней и Фомой Возьмителем, и попросили разрешения опубликовать эту переписку — обезличив собеседницу студента.
Тем более, что общались они исключительно по делу, там ничего личного нет — кроме вида из окна Фомы, предоставленного специально для собеседницы самим Фомой, но мы этот вид «размоем».

На мой взгляд, из этой переписки видно несколько моментов:

1. Фома напуган не был от слова совсем.

2. Фома активно и доброжелательно общался с собеседницей.

3. Фома проделывал в течение долгого времени действия, направленные на поддержание контакта (а не на его прерывание).

4. Фома «болел» за победу в конкурсе именно этой собеседницы, а затем поздравил с победой, достигнутой ими совместно (хотя и вопреки условиям конкурса, которые не требовал контакта с Фомой априори)», — написал Евгений Ющук в своем блоге, в заметке под названием: «Ну что, снимем маску с «напуганной» Анны Квашниной в сказке про «затравленного мальчика»? Скриншоты».

В материале Евгения Ющука действительно приведены скриншоты переписки, представленные полиграфологом.

Из скриншотов переписки видно, что Фома Возьмитель не только не пытался прервать беседу, но наоборот активно и очень доброжелательно ее продолжал — даже предоставил через несколько часов фото из окна и пояснил, что на нем изображено. А на следующий день Фома Константинович искренне порадовался тому, что его, так сказать, протеже победила в конкурсе (она рассказала о победе Фоме, показав приз -книгу).

По мнению Евгения Ющука, эти обстоятельства абсолютно не тянут на кибербуллинг а вот на провокацию вполне похожи.

 

Автор: Алексей Самохин