- Новости

Заповедник «Денежкин камень», пожалуй, подтвердил опасения психологов и психиатров о побочных эффектах карантина

По мнению психологов и психиатров, карантинные мероприятия разной степени выраженности могут нести в себе риски повреждения психики граждан.

Возможно, ситуация в заповеднике «Денежкин камень» демонстрирует правильность этих опасений.

 

Интермонитор рассказывал не так давно о том, как Должностное лицо – Старший государственный инспектор и одновременно супруг директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной Константин Возьмитель развлекался, публично издеваясь над кабинетом замминистра Природных ресурсов России.

Объектом насмешек Возьмителя стал кабинет Елены Пановой, которая, в качестве замминистра курирует заповедники, национальные парки и другие особо охраняемые территории.

 

На наш взгляд, риторика господина Возьмителя выходила за рамки психической адекватности.

Скриншот из Фейсбука Константина Возьмителя

 

Приёмная замминистра Природных ресурсов Елены Васильевны Пановой, которая и подвигла должностное лицо государственного заповедника на странные заявления. Фото Евгения Ющука

 

Однако, после объявления Президентом России «карантинных выходных», призванных замедлить распространение коронавирусной инфекции в России, эстафету у Возьмителя принял другой инспектор – Неприн Олег Николаевич.

На публично доступные материалы господина Неприна, который, похоже, не в курсе, что в России законодательно ограничена реклама и пропаганда алкоголя, и табака (в т.ч. в кино, хотя не только там),  обратил внимание Главный редактор Интермонитора Евгений Ющук в своём живом журнале.

В российском законодательстве подчёркивается, что алкоголь и табак вредят здоровью людей и именно это послужило основанием для законодательных ограничений. Но государственному инспектору Неприну, вероятно, некогда вникать в такие подробности.

У инспектора есть собственные откровения, которые он, похоже, считает эксклюзивными, и которыми спешит поделиться со всем миром — в необычной форме «Открытого письма гражданам Российской Федерации»

Приведем высказывания и иллюстрации Ющука, по поводу этих заявлений инспектора Неприна:

 

«Государственный инспектор заповедника «Денежкин камень» Олег Неприн в этот весенний карантинный день выдал на-гора то, что копилось , как он говорит, с 1995 года:

Олег Неприн
Открытое письмо гражданам Российской Федерации.

Я долго наблюдал за ситуацией и изучал как сторонний наблюдатель. Но сейчас уже понимаю, что то, что хочу сказать -почему то никто кроме меня не говорит. Ни одна «оппозиция», никто. А я всё это ВИЖУ и нет у меня ни сил, ни морали, ничего, что бы заставило меня промолчать. Поэтому говорю открытым текстом ВСЕМ! И я БУДУ ТОЛЬКО РАД, если меня убедит хоть кто то в моей неправоте.
С 1995 года у меня в сознании присутствует стойкое впечатление, что граждан страны уничтожают с помощью латентных форм геноцида. Причём уничтожают не какие то «внешние враги», а собственное правительство. Если не верите мне -посмотрите на цифры в таблице, которую я прикрепил к посту.
Это в первую очередь геноцид с помощью алкоголя и табака. В каждом фильме, который показывают, главные «положительные» герои обязательно курят или пьют алкоголь.

 

Скриншот из Фейсбука Олега Неприна, инспектора заповедника «Денежкин камень»

 

Дааа, господин Неприн…  ТАК подчинённого-мужа Вашей начальницы Анны Квашниной Константина Возьмителя, пожалуй,  ещё никто не опускал в глазах общественности.

Да и в сторону начальницы своей — Анны Квашниной, которая благосклонно наблюдает за тем, что исполняет в соцсетях её подчинённый муж, Неприн, на мой взгляд, увесистый такой булыжник кинул.

Кормилице, которая исправно перечисляет Неприну долю малую от федерального бюджета и позволяет даже в рабочее время сидеть в соцсетях.

Потому как неоднократная «пропаганда алкоголя» (если смотреть, с точки зрения Неприна) в постах Возьмителя имеет место быть:

 

Скриншот из Фейсбука Константина Возьмителя

 

Муж-подчиненный Квашниной Константин Возьмитель. Фото из Фейсбука Возьмителя

 

 

Впрочем, я не исключаю, что недалёкий Неприн просто не сообразил, что своим полётом мысли к вершинам Человечества пинает не только абстрактное «Правительство» (поменявшееся, к тому же неоднократно), а совершенно конкретных кормильцев своих —  Возьмителя с Квашниной.

Но я не удивлён. У этой неполживой публики, как правило, две морали: одна — для себя (им можно всё и это нормально), другая — для всех остальных.

 

P.S. На мой взгляд, правы психиатры, когда говорят, что карантин как вариант изоляции обостряет чувства и ведет к психологическим проблемам.
Вероятно, весной это особенно хорошо видно — вот, Неприн тому пример, на мой взгляд.

Осенью Неприн писал «Памятку Человечеству» («Памятку Человеку» — если дословно), а по весне, на «карантинных выходных» обобщил свои мысли, аж с 1995 года — и вот результат».

Конец цитаты.

 

Остаётся лишь удивляться критериям отбора сотрудников государственных бюджетных учреждений Министерством Природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Не меньше вопросов вызывает и эффективность контроля со стороны Минприроды за такими сотрудниками.

 

Работа Анны Квашниной в качестве директора государственного заповедника «Денежкин камень» вызывает множество вопросов

 

Так, например, недавно Прокуратура внесла Квашниной представление о прекращении нарушения закона. Директор «Денежкиного камня» проигнорировала требование федерального законодательства взимать плату с физических лиц, посещающих заповедник у целью познавательного туризма.

Как показало расследование, проведённое прокуратурой, Квашнина впустила на территорию заповедника 13 человек, представившихся экотуристами, и не взяла с них плату (по крайней мере, легально), хотя была обязана это сделать.

 

Представление Прокуратуры директору заповедника «Денежкин камень» об устранении нарушений федерального закона

 

 

При этом 13 экотуристов – это мизерное количество. Квашнина, судя по всему, пренебрегает тем, чтобы давать рекламу маршрутов на территории заповедника, она вообще гордилась в СМИ тем, что о них мало кто знает. Естественно, о приличном сервисе для экотуристов и развитии инфраструктуры в такой ситуации и речи не идет.

Еще раньше директор «Денежкиного камня» Квашнина получала Предостережение от Прокуратуры – в связи с организацией нелегальной «экошколы» для детей. Причем ей предлагалась официальными структурами помощь в легализации этой «экошколы», однако Квашнина предпочла её просто прекратить.

 

 

Прокуратура выносила предостережение Квашниной за нелегальную «экошколу». Квашнина после этого её оформлять её легально не стала, а просто перестала проводить

 

Примечательно, что именно эта, неработающая ныне, «экошкола» указывалась Квашниной ранее как вклад заповедника «Денежкин камень» в проект Минприроды «Великий уральский путь». Мы склонны считать это обычным очковтирательством, призванным имитировать развитие экотуризма перед начальством, в реальности саботируя его.

 

Скриншот из издания «Накануне.ру». Анна Квашнина рассказывала, что «экошкола» и это и есть ей вклад в «Великий уральский путь»

 

 

Возможно, удалённость от Москвы и порождает у министерства безразличие к тому, что происходит в «подведах» (так называют чиновники подведомственные учреждения).
Однако платить из федерального бюджета зарплату людям, адекватность которых вызывает обоснованные сомнения – идея спорная.

Тем более, что директор заповедника «Денежкин камень» Анна Квашнина демонстрирует, прямо скажем, не лучшие результаты в деле, за которое получает зарплату из бюджета Российской Федерации.

Об этом красноречиво говорят приведенные выше  Представление и Предостережение прокуратуры, полученные Квашниной, которая то ли не умеет, то ли просто не желает работать эффективно, качественно и полностью в рамках закона.