- Новости

Как выглядит предполагаемая «схема» «Финансовый жмых» Виктора и Елены Лаутеншлегеров, как изменилась позиция УМВД Омской области и может ли оказаться предприниматель Джемали Авдои следующим «сырьём для жмыха» в предполагаемой «схеме Лаутеншлегеров»?

 

Как выглядит предполагаемая «схема» «Финансовый жмых»* Виктора и Елены Лаутеншлегеров – по нашим наблюдениям?

 

В Омске на ул. 22 декабря, д. 102 сказка становится былью?

В русских народных сказках есть описание продажи волшебного коня по несколько раз. Наверняка, многие эти произведения читали в детстве. Там сказано, как по-хитрому продавать коня, чтобы деньги от продажи этого ценного имущества в итоге остались у продавца, и конь потом тоже к нему вернулся.

У братьев Стругацких есть похожая история про «Неразменный пятак». Эта чудесная сказочная монетка возвращается к своему хозяину, если ею расплатиться за покупку.
В любом из этих случаев, и деньги, и товар оказываются у того, кто организовал «схему».

 

Так вот, у нас создалось ощущение, что в Омске, на базе по адресу ул. 22 декабря, д. 102 Виктор Иванович и Елена Викторовна Лаутеншлегеры попытались подобную сказку сделать былью. Только вместо пятикопеечной монетки они использовали объекты недвижимости на базе. Да и суммы там такие, что даже фантастам Стругацким не снились.

 

Мы не можем утверждать, что это именно так. Во всяком случае, пока не можем. Поэтому на момент выхода этой публикации говорим лишь о версии, о гипотезе.

Однако если в гипотезе просматриваются очень большие деньги (а более сотни миллионов рублей – это деньги очень немалые) и можно увидеть желание получить десятки или сотни миллионов и при этом остаться с недвижимостью, которую за них «как бы продали» — то, как мы считаем, такую гипотезу рассматривать безусловно нужно. Как минимум для того, чтобы потом её исключить.

А как максимум – чтобы правоохранительным органам можно было её проверить теми инструментами, которые становятся доступны государству в рамках возбужденных уголовных дел. Ведь уголовное дело, напомним, это само по себе ещё не приговор, а возможность расширить инструментарий прояснения гипотез для правоохранительных органов, в поисках возможного преступления.

 

 

Итак, что мы видим, если описать ситуацию максимально кратко: 

 

В Омске, по адресу ул. 22 декабря, д. 102 группа лиц занимает чужое помещение, сдаёт его в аренду третьим лицам по безналичному расчету, а собственника не пускает не только к этому помещению, а вообще на базу. Представителей собственника при попытке зайти на базу — бьют. Причем бьют сильно – похоже, до средней степени тяжести телесных повреждений. Имущество собственника стоимостью несколько миллионов рублей, как рассказывает собственник, похитили (пока он с избитым братом в больницу ездил) и где оно – собственнику неизвестно.

 

Вот такая у нас получается диспозиция, если описывать это максимально кратко.

 

 

Почему мы предполагаем, что описанные события – часть реализации предполагаемой «схемы», придуманной и воплощённой в жизнь сидевшим за мошенничество Виктором Лаутеншлегером и его женой Еленой Лаутеншлегер?

 

В Омске есть группа лиц, связанных общим финансовым интересом, ядром этой группы является чета Лаутеншлегеров – Виктор Иванович, отсидевший за мошенничество, и его супруга Елена Викторовна.

Эти двое граждан продали помещения на базе предпринимателю Денису Пешкову из Екатеринбурга. Продали в рассрочку. Собственность переоформили на Пешкова, как и должно быть при ипотеке. Саму эту собственность поставили себе же в залог. Но оставили (возможно, намеренно), как минимум, три «засады».

 

Во-первых, Договор купли-продажи содержит довольно необычный для добросовестных операций пункт: если Пешков задержит платежи более определенного срока – то он не только всю недвижимость должен вернуть обратно (что было бы нормально), но и все деньги, уплаченные за эту недвижимость, остаются у Лаутеншлегеров [в соответствии с п.5 и п. 6 Договора].

Именно это обстоятельство и вызвало у нас ассоциации с русскими народными сказками и фантастикой Стругацких, о которых мы говорили в начале.

 

 

 

Во-вторых, Лаутеншлегеры переоформили собственность на недвижимость, но по поводу купленного Пешковым самого главного помещения базы (он называется «Гараж») не была внесена техническая запись в Росреестре. Это стало впоследствии важным в том, что мы считаем предполагаемой «схемой» Елены и Виктора Лаутеншлегеров.

Пешкову пришлось в судебном порядке доказывать, что несмотря на отсутствие записи в Росреестре, именно он, а не чета Лаутеншлегеров является собственником «гаража».

 

 

 

В-третьих, всё, что будет построено Пешковым, согласно тексту договора, также попадает в залог к Лаутеншлегерам. Причем сумма залога фиксированная, то есть, при буквальном прочтении договора можно предположить, что Пешков просто расстанется с уплаченными за новые постройки деньгами.

 

 

 

 

В-четвертых, как позже выяснил для себя покупатель Пешков, купив «всю базу», он не стал собственником «объекта недвижимости асфальтовая площадка». Нюанс в том, что эта «асфальтовая площадка», имеющая почему-то статус объекта недвижимости расположена в самом центре базы и на неё, как мы поняли, въезжают через ворота.

То есть, не исключено, что Елена и Виктор Лаутеншлегеры сохранили за собой возможность физически препятствовать въезду на базу. Это мнение у нас окрепло в ходе разговоров с Виктором Лаутеншлегером, т.к. Виктор Лаутеншлегер, как нам показалось, выразил завуалированно намерение использовать «асфальтовую площадку» как «рубеж обороны» в случае, если придется впустить собственника Пешкова на территорию базы. Правда Виктор и Елена Лаутеншлегеры в таком случае примут на себя риск получить уголовное дело за неисполнение решения суда – напомним, что суд обязал их не препятствовать Пешкову в пользовании помещением «гаража».

Но для Виктора Лаутеншлегера, на наш взгляд, характерно несколько раскованное отношение к закону. Вероятно, гражданин Лаутеншлегер при этом не всегда способен хорошо просчитать последствия — почему и отсидел за мошенничество. Елена Викторовна, впрочем, пока не была судима. Но следование советам супруга в том ракурсе, в котором это мы видим, не гарантирует ей, на наш взгляд, отсутствие судимости в будущем.

 

Безусловно, есть много вопросов к юридической грамотности Пешкова. А, точнее, к степени его юридической безграмотности. Но вот Виктор Иванович Лаутеншлегер, работавший крупным чиновником (с этой должности он и отправился в тюрьму по приговору за мошенничество в особо крупных размерах), никак не может быть юридически безграмотным.
А значит, на наш взгляд, очень высока вероятность, что «засады» и странности в Договоре купли-продажи базы, столь выгодные супругам и одновременно деловым партнёрам Лаутеншлегерам – не случайность, а преднамеренные действия.

 

 

Лаутеншлегер, возможно, ошибся в арифметике – и предполагаемая «схема», похоже пошла не по изначальному плану.

 

Итак, в соответствии с п. 5 Договора, если Пешков допустит даже очень маленькую просрочку платежа в течение 45 дней, то чета Лаутеншлегеров вправе забрать обратно проданное Пешкову имущество и оставить себе все деньги, которые Пешков ранее уплатил.

 

Мы говорим «чета Лаутеншлегеров» — для простоты изложения, учитывая, что в этом «триллере на 22 декабря» задействованы и сама Елена Викторовна, и ООО «Русское поле», принадлежащее ей и ею же возглавляемое, и её супруг Виктор Иванович как наиболее активный актор.

 

Но ведь источником денег для выплат чете Лаутеншлегеров является как раз эта самая база. Весь смысл покупки базы Пешковым, собственно, и заключается в том, чтобы работая на базе, заработать и на её выкуп.

Совершенно очевидно, что на поверхности лежит вариант: прекратить доступ Пешкова на базу, накопить просрочку более 45 дней – и отобрать базу, оставив себе многолетние выплаты за неё.  Гарантией от такого развития событий, на наш взгляд, служит только личная порядочность четы Лаутеншлегеров, т.к. технически исполнить подобную «ловушку» не составляет проблем. Напомним: мы в данном случае рассуждаем о порядочности человека, отсидевшего за мошенничество – т.е., за воровство на основе обмана…

 

 

Скриншоты с сайта Омского областного суда. Из материалов уголовного суда следует, что криминальная специализация Виктора Лаутеншлегера – мошенничество, что включает в себя обман жертвы, к которой удалось втереться в доверие, выдумывание криминальных «схем» по отъёму чужих средств в свою пользу, использование «липовых» документов в целях завладения чужими деньгами и имуществом. Заметим также, что мошенники обычно невероятно убедительны и это логично: без умения убеждать жертву обмануть сложно

 

 

Безусловно, мы не можем утверждать, что мошенник (это суд признал) Виктор Иванович Лаутеншлегер именно так и спланировал поступить, а потом поступил. Поэтому и говорим о вероятности, гипотезе.

Но, в то же время, мы полагаем, что если мошеннику выгодно получить деньги, провернув «схему» с искусственным созданием задолженности – то гипотезу о возможно умышленном, спланированным поступке такого рода исключать нельзя. На кону десятки миллионов рублей, это солидный куш для мошенника.

 

Есть и косвенный довод в пользу гипотезы о, возможно, целенаправленной попытке Лаутеншлегеров остановить платежи со стороны Пешкова и вогнать его в просрочку платежей.

В частности, Виктор Лаутеншлегер рассказывал нам, что Пешков якобы сам убежал, бросив базу. Ну а потом уже видно по документам, что Лаутеншлегеры стали пытаться вернуть имущество базы себе, оставив уплаченные за неё деньги.
Однако Денис Пешков, в отличие от Елены и Виктора Лаутеншлегеров, довольно охотно предоставляет документы по ситуации и дает пояснения. Так вот, со слов Пешкова, впервые доступ его сотрудникам на базу был прекращён Лаутеншлегерами 01.07. 2021 года.

 

А согласно предоставленной Пешковым распечаткой о платежах, его последний по времени платеж перед 01.07.2021 года был 21. 06.2021 г. – то есть, за 10 дней до начала «силовых акций» со стороны Лаутеншлегеров:

 

Денис Пешков поясняет, что это сведения о датах платежей в адрес четы Лаутеншлегеров до того, как началась «силовая» фаза по воспрепятствованию работе Пешкова на базе по ул. 22 декабря, д. 102 в Омске

 

Всё это не очень похоже, на наш взгляд, на ситуацию «убежавшего» Пешкова, который «сам вдруг перестал платить».

 

И ещё один важный момент. В пользу вероятности умышленного создания ситуации со «схемой» Лаутеншлегеров, на наш взгляд, может говорить и вывод суда еще в 2016 году о том, что Лаутеншлегеры уклоняются от внесения записи в Росреестр.

 

Суд прямо так и указал в своём решении: «Установлено, что ответчик [ООО «Русское поле»] уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности». После чего суд решил, что регистрация права собственности должна быть переписана с ООО «Русское поле» (т.е., по сути, с Елены Лаутеншлегер) на Дениса Пешкова.

 

Ещё в 2016 году суд установил, что чета Лаутеншлегеров (в данном случае — подконтрольное ей ООО «Русское поле», принадлежащее и возглавляемое Еленой Лаутеншлегер) уклонялась от внесения изменений в Росреестр, с указанием того, что собственник гаража — Пешков. Суд решил, что это изменение внести необходимо — дабы привести запись Росреестра в соответствие с реалиями. Лаутеншлегерам это безусловно заведомо известно.

 

 

А ведь именно наличие неактуальной, но неизменённой записи в Росреестре длительное время позволяло Лаутеншлегерам «отмахиваться» от Участковых из Отдела полиции № 3 Омска. И руководство ОП-3 Омска это, почему-то, совершенно устраивало, несмотря на очевидное несоответствие Закону, закрепленное в судебном порядке.

 

Но вернемся к вопросу о попытке Лаутеншлегеров вернуть себе имущество, оставив у себя и деньги, уплаченные Пешковым за несколько лет.

Есть нюанс в арифметике Лаутеншлегеров, сработавший не в их пользу. Дело в том, что суммы, которые должен был платить (и платил) Пешков были номинированы в «условных единицах». В привязке к официальной цене золота. Соответственно, сумма там оказалась плавающей.

А ещё, российское законодательство говорит, что если выплачено более 50% стоимости недвижимости, то сама недвижимость остается у собственника, а залогодателю надо вернуть деньги, но не недвижимость.

 

Если рассматривать гипотезу, что отсидевший за мошенничество Виктор Лаутеншлегер на самом деле решил намеренно затормозить работу Пешкова на базе, чтобы создать задержку платежа в свой адрес и забрать себе и недвижимость, и ранее уплаченные деньги – то в этой гипотетической логике разумно для мошенника было бы организовать это как можно ближе к выплате 50% суммы. Просто потому, что тогда у мошенника останется больше денег.

 

 

По нашему мнению, действия Лаутеншлегера непротиворечиво укладываются в эту гипотезу. Однако в мозг человеку не заглянешь, а сам Виктор Лаутеншлегер отрицает правильность подобной гипотезы (но он и лицо заинтересованное, да и на суде по своему мошенничеству тоже всё отрицал – но в итоге был осужден). Елена Лаутеншлегер в принципе не желает прояснять ситуацию, связанную с базой — она пока что ни на один наш запрос не ответила.

А гражданскими средствами журналистов мы не можем проверить правильность, либо неправильность своей гипотезы. Однако правоохранительные органы, по нашему мнению, возможности проверить подобную гипотезу имеют.

 

Так или иначе, но чета Лаутеншлегеров в суде не смогла физически отобрать базу у Пешкова и вернуть ее себе, оставив и полученные ранее от Пешкова деньги – потому что, порог в 50% Пешков в своих выплатах, как решил суд, преодолел. Теперь Лаутеншлегерам предстоят баталии по взысканию недоплаченных средств за базу. База будет выставлена на торги – а это уже не гарантирует её возвращения именно к Лаутеншлегерам.

Мы склонны считать такое развитие ситуации результатом арифметической ошибки четы Лаутеншлегеров, но это лишь наша догадка.

 

 

А Виктор Лаутеншлегер при всём этом вообще считает базу своей, хотя её и продал. А ещё, он, похоже, обманывает даже полицию.

 

Оснований для вывода, что Виктор Иванович Лаутеншлегер считает базу на ул. 22 декабря, д. 102 своей (своей жены, её предприятия ООО «Русское поле») несмотря на то, что Лаутеншлегеры базу продали, у нас немало.

 

Это и в беседе с нами Виктор Лаутеншлегер очень прозрачно давал понять. Вот, например:

 

 

 

Это Виктор Лаутеншлегер и официально, под подпись, сообщал полиции Омска:

 

 

 

 

Виктор Лаутеншлегер, на наш взгляд, здесь лукавил перед полицией минимум дважды.

Во-первых, когда заявил, что «Гараж» находится в собственности ООО «Русское поле», т.к. Пешков якобы его не переоформил. Суд же буквально через две недели после объяснений Виктора Лаутеншлегера в полиции прямо указал, что это не так: «Гараж» в собственности Пешкова, а то, что это в Росреестре технически не написали – не имеет значения.

 

 

Да, безусловно, суд это сказал лишь через две недели, однако Виктор Лаутеншлегер знал, что этот процесс идет и мы полагаем, что был в курсе совокупности доказательств, которые там предъявлялись.

Кроме того, Верховный суд к тому моменту уже 7 лет как высказался, что подобные ситуации не оставляют собственность за прежним собственником, более того, попытки ссылаться на Росреестр в такой ситуации Верховный суд отнес к недобросовестным:

 

 

 

А вот взять половину «Гаража» у Авдои в аренду Виктор Лаутеншлегер вряд ли мог – поскольку Авдои «Гараж» не принадлежит ни в каких долях. Это видно, кстати, и из перечня объектов недвижимости, на которые Джемали Авдои выдавал доверенность Виктору и Елене Лаутеншлегерам. Там нет «Гаража» — мы полагаем потому, что нотариус проверяет права собственности на объекты недвижимости, которые указаны в доверенностях.

 

 

 

 

Да и из текста решения суда, на наш взгляд, следует, что гараж к доверенности от Джемали Авдои отношения не имеет:

 

Скриншот из Апелляционного определения Омского областного суда. Дело Дело № 33-5206/2022 (2-755/2022). УИД 55RS0001-01-2021-012652-80

 

 

Впрочем, то, что Виктор Лаутеншлегер не стремился рассказывать полиции все нюансы – по крайней мере, объяснимо. Не враг же он себе.

Но вот то, что полицию Омска эти объяснения Лаутеншлегера устроили – вызывает у нас вопросы.

 

 

При этом чета Лаутеншлегеров не только не пускает собственника Пешкова в принадлежащий Пешкову «Гараж», что мы показали в материале «Омская область: длительное бездействие УМВД и Службы Судебных приставов приведет к появлению новой ОПГ? Криминал бросает вызов и Губернатору Хоценко? Часть 1», но и сдаёт этот «Гараж» в аренду третьим лицам. С оплатой по безналичному расчету.

 

В частности, «Гараж», принадлежащий Пешкову, сдаётся Еленой Викторовной Лаутеншлегер (как директором ООО «Русское поле») в аренду Индивидуальному предпринимателю Аминову Назиму Пашаевичу, который, ведет там  бизнес пекарни. О том, что это пекарня от ИП Аминов, указано непосредственно в Договоре аренды, а о том, что эта пекарня физически работает именно в помещении гаража, говорят те, кто её там наблюдал. Причем, эта работа пекарни ведется в таком формате давно: договор от 2021 года, а платежи и в 2023 году осуществляются.

 

То есть, получается, что Елена Викторовна Лаутеншлегер открыто заключила договор аренды на 500 кв. м в помещении «Гаража», который ей не принадлежит и предпринимателю Авдои тоже не принадлежит, выписывает счета и принимает безналичные платежи на расчетный счет принадлежащего ей предприятия — ООО «Русское поле».

 

 

 

Вот так мы и обнаружили, что Виктор Иванович Лаутеншлегер, на наш взгляд, последовательно и упорно, вопреки даже известным ему документам, ведёт линию, что «Гараж», в котором Виктор Лаутеншлегер сдаёт в аренду помещения, Виктор Иванович и, видимо, его супруга Елена Викторовна (раз она подписывает документы) считают своим.

 

 

 

Позиция УМВД по Омской области после публикаций Интермонитора изменилась. Пока рано говорить о том, что будет на практике, но реакция УМВД вселяет осторожный оптимизм, что бездействие, возможно, прекратится.

 

После публикации материала «Омская область: длительное бездействие УМВД и Службы Судебных приставов приведет к появлению новой ОПГ? Криминал бросает вызов и Губернатору Хоценко? Часть 1», редакция Интермонитора попросила начальника УМВД по Омской области генерал-майора полиции Вячеслава Геннадьевича Крючкова прокомментировать сложившуюся ситуацию.

Пресс-служба УМВД по Омской области в установленный законом срок прислала нам ответ за подписью врио Начальника Управления МВД по городу Омску Михаила Юрьевича Рагулина.

М.Ю. Рагулин сообщил, что полиция Омска, в связи с событиями на ул. 22 декабря, д. 102,  расследует уголовное дело по ст. 330 УК РФ «Самоуправство», «реанимировала» материалы по нанесению телесных повреждений борату Дениса Пешкова – Алексея Гусева и зарегистрировала информацию об исчезновении продукции на сумму около 3 млн. рублей после того, как Гусев с Пешковым отправились в больницу залечивать повреждения.

 

Кроме того, господин Рагулин поблагодарил нашу редакцию за внимание к вопросам охраны общественного порядка.

 

 

 

 

Для тех читателей, кто не слишком глубоко ориентируется в нюансах уголовного процесса, дадим некоторые пояснения.

 

 

Дело по статье УК РФ «Самоуправство» было возбуждено и ранее. Но есть нюанс: оно было «бесфигурантным».

То есть, полиция Омска как бы «не знала», кто же это взял под контроль базу, неподвижно стоящую по адресу г. Омск, ул. 22 декабря, д. 102, не пускает на неё собственника (вопреки прямому требованию суда не чинить собственнику препятствий) и при этом сдаёт там в аренду чужие помещения, выписывая счета на оплату этой аренды и собирая по безналичному расчету деньги. И при этом рассказывая, в том числе полиции и журналистам, что это база не собственника, а тех, кто её удерживает под контролем не пуская собственника.

 

Напомним комментарий по этой ситуации адвоката Свердловской областной коллегии адвокатов Юлии Бевз:

Если дело фигурантное
[т.е., злодей установлен и именно в отношении него ведётся расследование — прим ред], то по истечении срока для расследования, при условии, что производство по делу не окончено, нужно этот срок продлевать. Если закончено: дело либо направляется в суд , либо прекращается.

Такая хитрость, как  возбуждение бесфигурантного дела по надуманным основаниям, дает возможность волокитить расследование, создать ситуацию пропуска срока давности привлечения к уголовной ответственности, тем самым предоставить возможность виновным избежать ответственности.

Такие дела обычно не возобновляются по инициативе лица, в производстве которого они находятся. Если приостановление отменяется, то по жалобам потерпевшей стороны.

Зачастую ситуация с приостановлением производства по делу и его отменой повторятся не один раз, а срок, в течение которого можно привлечь виновного к ответственности, течет.

 

В этой связи, важно, на наш взгляд, не само по себе ранее возбужденное уголовное дело по Самоуправству, а  начнет ли полиция Омска выявлять тех злодеев, которые это предположительное самоуправство совершили и продолжают, как мы полагаем, совершать.

Установив этих людей, полиция сможет и закрепить доказательства по поводу того, что они делают уже очень длительное время.

И вот, будет полиция это делать, или же дело так и продолжит «просто быть» — действительно важно. Это мы, вероятно, вскоре сможем понять, наблюдая за развитием событий.

 

С телесными повреждениями Гусева тоже интересная ситуация. Для того, чтобы определить степень тяжести телесных повреждений, надо знать, сколько времени длилась нетрудоспособность пострадавшего.

Поэтому, в период, когда пострадавший ещё не выздоровел, полиция отказывает в возбуждении уголовного дела. Однако затем она должна назначить судебно-медицинскую экспертизу, которая и установит степень тяжести телесных повреждений. И потом уже уголовное дело или возбуждают, или не возбуждают. Так вот, полиция Омска ограничилась отказом в возбуждении уголовного дела и на несколько месяцев (!) «забыла» об этом инциденте. Теперь вспомнила, и это отрадно.

Заодно, вероятно, судебно-медицинский эксперт прояснит и противоречие между показаниями Алексея Гусева и Виктора Лаутеншлегера.

Гусев утверждает, что его били трое (кстати, всех троих он уже опознал, как нам рассказал). И один из этих троих, со слов Гусева – лично Виктор Лаутеншлегер, который (тоже со слов Гусева) бил его арматурой.

Виктор Лаутеншлегер же, в свою очередь, заявляет, что Гусева не бил, а Гусев был пьян и сам неудачно упал с лестницы.
Полиция Омска ставила перед экспертом вопрос о том, могли ли повреждения Гусева образоваться от падения с лестницы, или же это результат избиения. Эксперт не стал отвечать тогда на этот вопрос, а полицию это почему-то совершенно устроило.

 

Заметим, что на спине Гусева непосредственно после получения травм были следы, очень похожие на отпечатки рельефа арматуры. Причем они не были параллельными друг другу (что, на наш взгляд, не слишком похоже, к примеру, на ступеньки лестницы).

 

Алексей Гусев — оттиски рисунка арматуры на коже. Алексей Гусев утверждает, что его избивали втроём, в т.ч. арматурой, с его слов, бил Виктор ЛАутеншлегер. Виктор ЛАутеншлегер это отрицает и утверждает, что Гусева не бил, а тот упал с лестницы сам

 

 

Помимо спины, у Гусева и на передней части головы (в т.ч. и на лице) есть явно видимые повреждения, потребовавшие даже зашивать раны.

 

 

 

Впрочем, мы не эксперты, поэтому можно ли так упасть с лестницы, оценить не можем. Будем дожидаться заключения специалистов.

 

 

Может ли оказаться предприниматель Джемали Авдои следующим «сырьём для жмыха» в предполагаемой «схеме Лаутеншлегеров»?

 

Мы образно дали предполагаемой «схеме» Елены и Виктора Лаутеншлегеров название «Финансовый жмых», потому что, на наш взгляд, их действия похожи на своего рода выжимание из партнёров ресурсов, с последующим «выбрасыванием» их по аналогии со жмыхом при отжиме растительного масла.

 

Так, по нашему мнению, выглядела ситуация с Денисом Пешковым: пока было выгодно, с него получали ресурсы, а потом он стал не нужен и перешел в категорию противников.

И так, возможно, может оказаться с предпринимателем Джемали Авдои, по доверенности которого чета Лаутеншлегеров находится на базе (заодно зайдя и в помещение «Гаража», не охваченное доверенностью как не имеющее к Авдои отношения).

 

Такое мнение возникло у нас потому, что был момент, когда чета Лаутеншлегеров (выступая от имени принадлежащего Елене Лаутеншлегер предприятия ООО «Русское поле») поставила Авдои под угрозу изъятия у него по суду имущества, которое он купил у Пешкова.

Вот фрагмент судебного документа по иску ООО «Русское поле» к Пешкову и Авдои одновременно – в нем прямо указано, что Лаутеншлегеры  имеют возможность изъять у Авдои принадлежащее ему имущество которое находится на базе:

 

 

 

Отметим, что ситуация порой приближалась к варианту «все против всех»:  Пешков однажды тоже предъявлял Авдои и Лаутеншлегерам иск:

 

 

 

Однако мы обнаружили любопытный нюанс. В беседе с предпринимателем Оксаной, контакты которой нам предоставил Виктор Лаутеншлегер, когда еще с нами общение не прекратил, мы услышали не только предложение Лаутеншлегера к Оксане выкупить долг Пешкова, но и уверенное заявление Виктора Лаутеншлегера о том, что Авдои «выбросить» с базы никаких проблем не составляет.

То есть, если мы правильно понимаем услышанное, у Виктора Лаутеншлегера есть чёткое понимание (или, возможно, план), как избавиться от собственника Авдои.

Для того, чтобы читатели сами могли оценить, насколько верно мы сделали свой вывод, предлагаем прослушать эту беседу. Её как участница разговора, в качестве дословных цитат своих и Виктора Лаутеншлегера предоставила как раз Оксана.

Правда она иллюстрировала суть предложения Виктора Лаутеншлегера выкупить у него базу, но нам показалось не менее интересной всплывшая в конце той беседы позиция Виктора Лаутеншлегера о том, как он, вероятно, видит будущее Джемали Авдои на базе в Омске.
Это в самом конце разговора.

 

Что любопытно: Виктор Лаутеншлегер сам, инициативно поднял вопрос о судьбе Джемали Авдои как собственника части площадей на базе в Омске.

Дадим текстовую расшифровку, а потом и саму аудиозапись.

 

Виктор Лаутеншлегер – Оксане:
«А Авдои Авдои вы спокойно отсудите назад и вам всё всё вернётся. Уже сами отсудите: «не рассчитывается», и всё»

 

«Не рассчитывается» — это, как мы полагаем, о том, что Авдои не отправлял безналичных денег Пешкову за приобретённые у него половины помещений. В таком случае, если участник сделки не сможет достоверно доказать, что он платил деньги за имущество, причем именно за имущество, а не за что-то иное – он обычно имеет высокий риск не выиграть в суде.

Аудиозапись деловой беседы, участницей которой была Оксана, мы приведём целиком, дабы никакие слова не были вырваны из контекста:

 

 

 

Контакты Джемали Авдои нам также предоставил Виктор Лаутеншлегер в то время, когда еще не прекратил с нами общаться.

 

Виктор Лаутеншлегер предоставил нам контакты Джемали Авдои в то время, когда ещё не прекратил общаться с нами

 

Наша редакция попыталась связаться с Джемали Айказовичем Авдои, дабы выяснить его собственную позицию во всей этой истории, однако господин Авдои  комментировать свою позицию не стал.

Мы будем наблюдать за развитием ситуации и информировать читателей.

 

* ЖМЫХ — семена масличных растений после выделения из них жира прессованием. Толковый словарь русского языка И. С. Ожегова и Н. Ю. Шведовой

 

 

Категория информационной продукции 16+

Автор: Евгений Ющук

Прямая трансляция новостей — 

 

 

ТАКЖЕ ПО ЭТОЙ ТЕМЕ:

 

Омская область: длительное бездействие УМВД и Службы Судебных приставов приведет к появлению новой ОПГ? Криминал бросает вызов и Губернатору Хоценко? Часть 1

 

Член СРО «Арсенал» Клемешов пока не пояснил, где имущество на 12 000 000 рублей, оставленное «под присмотром» отсидевшего за мошенничество Виктора Лаутеншлегера

 

Вопросы, на которые не отвечает гражданка Елена Лаутеншлегер, активно участвующая в захвате в Омске чужого помещения, сдающая его в аренду и не пускающая в него собственника (вопреки прямому решению суда)

 

Как выглядит предполагаемая «схема» «Финансовый жмых» Виктора и Елены Лаутеншлегеров, как изменилась позиция УМВД Омской области и может ли оказаться предприниматель Джемали Авдои следующим «сырьём для жмыха» в предполагаемой «схеме Лаутеншлегеров»?

 

Суд признал виновным Виктора Ивановича Лаутеншлегера: Лаутеншлегер пинал ногой женщину-представителя собственника помещений на базе ул. 22 декабря, дом 102 в Омске

 

А знает ли Отдел полиции №3 Омска, что начальник у него – руководитель УМВД по г. Омску Михаил Юрьевич Рагулин? Мы запросили комментарий у пресс-службы УМВД по Омской области

 

Судебные приставы Омска после длительного бездействия впустили Дениса Пешкова на территорию базы. Что там было обнаружено и какие можно сделать выводы?